Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Проектирование учебных площадок и автодромов
 Пособия при деторождении
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Куда вложить деньги? Конечно в недвижимость за...
 Университеты Англии открывают свои двери для Студентов из...
 Бакалавриат в университетах США - выбор Казахстанских...
 Любишь серьезные приключения? Игровой автомат Pirat 2...
 Азартные игры онлайн – залог увлекательных...
 Как быстро взять кредит до 50 000 рублей у частного лица...
 Онлайн-казино Вулкан – самые популярные азартные...
 Стоит ли проходить обучение...
 Инструкция, как правильно играть в игровом клубе...
 Игровой клуб Вулкан – лучшее место для азартного отдыха...
 ЕГЭ сочинение по русскому языку по тексту...
 Азартная игра на игровых автоматах...
 Теперь у вас есть возможность скачать мобильную версию...
 Играем виртуально, получаем реально деньги. Отличные...
 Сочинение по русскому языку 11 класс на тему...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Уголовный процесс

контрольная работа

Пределы и распорядок судебного заседания + 2 задачи



1. ПЛАН
Пределы и распорядок судебного заседания ............................ 3
Задача №1 ............................................................................. 24
Задача №2 ............................................................................. 27
Библиография ........................................................................ 29
ПРЕДЕЛЫ И РАСПОРЯДОК СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ.
В Российской Федерации правосудие осуществляется только судом, и никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда.
Правосудие по уголовным делам осуществляется путем рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел и применения установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных.
Задача установления объективной истины по делу имеет огромное значение, только правильный ответ на вопрос о доказанности или недоказанности обвинения дает возможность правильно решить вопрос о том, дол жен ли подсудимый быть оправдан или должен быть признан виновным. Приговор может считаться правосудным лишь в том случае, когда нет никаких сомнений в его правильности и обоснованности.
Деятельность суда и сторон по исследованию доказательств, составляющая содержание судебного следствия, создает тот фундамент, на котором базируются следующие за ним судебные прения и судебный приговор. Поэтому законность и обоснованность приговора во многом определяются качеством проведенного судебного следствия.
Российский уголовный процесс построен таким образом, что в каждой последующей стадии проверяется выполнение задач предшествующей стадии. Так, суд, вынося приговор, не только решает поставленные перед ним задачи, но и оценивает качество предварительного расследования. В свою очередь, для проверки законности и обоснованности приговоров установлен кассационный порядок рассмотрения дел, при котором оценивается законность предварительного расследования и судебного разбирательства.
Органы власти, ведущие процесс, связаны общностью задач и процессуальных принципов, но компетенция их различна. Она зависит от тех конкретных задач, которые они осуществляют на отдельных стадиях, и от тех условий, в которых протекает их деятельность, регламентированная законом.
Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, самостоятельны в пределах своей компетенции в исследовании обстоятельств дела и формулировании выводов.
Законодатель возлагает на суд установление всех обстоятельств дела, причем эту обязанность он осуществляет приемами и способами, присущими лишь ему, и в условиях, только ему свойственных.
Таким образом, разница между выводами органов предварительного расследования и суда заключается не в характере выражаемой ими объективной истины, а в тех юридических последствиях, которые обусловлены установлением истины на каждой стадии процесса. На предварительном следствии истина служит основанием для обвинения, для привлечения к уголовной ответственности, в судебном заседании-это основание для постановления приговора.
Согласно ст. 13 УПК РСФСР правосудие по уголовным делам осуществляется только судом; никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда.
Предоставление только суду права признать лицо виновным и назначить ему наказание служит прочной гарантией защиты прав граждан, строгого соблюдения законности, добросовестного выполнения органами дознания, следствия, прокуратуры и суда возложенных на них обязанностей.
Представляя единственный орган, осуществляющий правосудие, судьи и народные заседатели при разрешении конкретных дел независимы и подчиняются только закону (ст. 120 Конституции РФ).
Совершенно очевидно, что самостоятельность и независимость судей - не в отсутствии контроля над их деятельностью, а в осуществлении правосудия без посторонних влияний, разрешении дел на основе закона по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.
Таким образом, несмотря на тесную связь деятельности органов расследования, прокуратуры и суда в решении задач уголовного судопроизводства, действующее законодательство ставит суд в самостоятельное но отношению ко всем субъектам процесса положение.
Самостоятельность суда проявляется в том, что он:
1) не связан выводами органов, принимавших участие в расследовании или рассмотрении данного конкретного дела (ст. ст. 226, 352 УПК РСФСР);
2) не связан мнением прокурора и других участников судебного разбирательства как в решении возникающих по ходу рассмотрения дела вопросов, так и в решении дела по существу (ст. ст. 248, 298 УПК и др.);
3) не связан объемом доказательственного материала, представленного органами предварительного расследования, вправе не признать имеющими значение собранные ими доказательства, собирать новые доказательства (ст. ст. 70, 223 УПК);
4) независим в определении порядка исследования доказательств, в выборе способов собирания новых доказательств (ст. 279 УПК);
5) может основывать свой приговор исключительно на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 301 УПК).
Самостоятельность суда, возложение на него наряду с другими органами обязанности принять все предусмотренные законом меры к раскрытию преступления и обеспечению применения справедливого наказания предопределяют активный характер его деятельности по установлению истины и осуществлению задач уголовного судопроизводства.
Активный характер деятельности суда означает его активное участие в процессе познания истины, умение находить более рациональные пути ее установления, используя предоставленные процессуальным законом средства и способы в сочетании с рекомендациями науки.
Приговор суда подводит итог деятельности государственных органов по выполнению задач уголовного судопроизводства. В первую очередь суд является ответственным за правильное разрешение дела, за вынесение законного и обоснованного приговора. Поэтому, несмотря на значимость деятельности органов предварительного расследования и участников судебного разбирательства, он не может быть безразличным к выяснению веек обстоятельств дела, обязан принять все предусмотренные законом меры к обеспечению всесторонности, полноты и объективности судебного следствия.
Как показывает практика, объем предварительного расследования и объем судебного следствия часто не совпадают. В одних случаях судебное следствие уже, в других - шире предварительного расследования. Это связано со спецификой доказывания в каждой стадии процесса.
Так, к моменту окончания расследования многие версии отпадают, поэтому исследование определенного доказательственного материала становится излишним. В этом случае объем судебного следствия будет уже.
Вместе с тем в судебном заседании может возникнуть необходимость проверки новых доказательств, которые не были предметом исследования на предварительном следствии, или необходимость более тщательной проверки ряда обстоятельств путем допроса новых лиц, истребования дополнительных документов или проведения иных процессуальных действий. В силу этого объем судебного следствия будет шире объема предварительного расследования.1
Суд - самостоятельный субъект доказывания, и в его деятельности проявляются все элементы доказывания: собирание, проверка и оценка доказательств.
Собирание доказательств есть деятельность по розыску, получению и процессуальному закреплению доказательственной информации. В стадии предварительного расследования в равной мере имеет место как розыск носителей информации, так и получение самой информации. В судебном разбирательстве основное внимание уделяется не розыску носителей информации (они, как правило, уже установлены органами дознания и следователем), а получению, исследованию, проверке и оценке полученных сведений о фактах, что и определяет сущность деятельности по собиранию доказательств.
Задачи суда как единственного органа, осуществляющего правосудие, ставят его в особое положение среди других органов власти, ведущих процесс, и определяют специфические черты суда как субъекта доказывания.
Особое положение суда в уголовном процессе определяет и процессуальные условия его деятельности. Указанные в законе принципы процесса и общие условия судебного разбирательства оказывают существенное влияние на характер всей стадии судебного разбирательства.
Законодатель устанавливает, что суд первой инстанции рассматривает дело в составе судьи, либо судьи и двух народных заседателей, избранных в установленном законом порядке (ст. 15 УПК), в определенных ситуациях - трех профессиональных судей либо судом присяжных. Правильное и объективное рассмотрение дела законным составом суда обеспечивается возможностью отвода судьи или всего состава суда (ст. ст. 23, 59-62 УПК).
Руководство ходом судебного разбирательства закон возлагает на председательствующего, обязывая его принимать все предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом меры к, установлению истины (ст. 243 УПК).
Условиями, обеспечивающими всестороннее, полное и объективное исследование дела, являются непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства (ст. 240 УПК), участие в судебном разбирательстве подсудимого, потерпевшего, обвинителя, защитника и других лиц (ст. ст. 246-253 УПК). наделение участников судебного разбирательства равными правами (ст. 2451 УПК), установление пределов судебного разбирательства (ст. 254 УПК) и Др.
Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении №5 от 17 сентября 1975 г.2 отметил, что нарушения указанных норм уголовно-процессуального законодательства лишают суды возможности всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, выявить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, что, как правило, влечет постановление необоснованного приговора.
По своей структуре суд является органом коллегиальным, состоящим из трех равноправных судей, решающих все вопросы по своему внутреннему убеждению. Принцип коллегиальности в наибольшей степени обеспечивает выполнение задач уголовного судопроизводстве. Коллегиальное рассмотрение дел устраняет возможность проявления субъективизма, ибо каждое доказательство, каждое сомнение исследуется всесторонне всеми судьями и каждым в отдельности.
Взаимоотношения членов коллегии должны определяться только интересами правосудия и основываться на неуклонном исполнении законов, норм морали и нравственности.
При решении любого вопроса каждый из судей свободно выражает свое мнение; недопустимо оказание давления на народных заседателей со стороны председательствующего. Помимо того, что каждый народный заседатель - полноправный судья, такое поведение судьи может привести к судебной ошибке. Дело в том, что связанная с рассмотрением уголовных дел ежедневная работа народного судьи может иногда привести к так называемой "профессиональной деформации". Последняя выражается в том, что судья, привыкнув к своей работе, начинает считать преступление обыденным явлением, наказания - обычными взысканиями; он теряет свежесть восприятия некоторых особенностей дела, одинаково подходит к внешне схожим действиям разных людей, у него появляется предвзятость, обвинительный уклон и т. д.
Народный заседатель не знает детально законов, его познания в основном ограничиваются общими представлениями, пониманием духа советского закона. Но он приносит в суд свой жизненный опыт, разум, горячую заинтересованность в человеческой судьбе, представляет в суде взгляды общественности. Такое сочетание судейского профессионализма с житейской мудростью н свежестью впечатлений народных заседателей позволяет принимать правильные решения, избегать односторонности, обвинительного уклона, судебных ошибок.
Однако такое сочетание будет плодотворным лишь в том случае, если судья будет не только обладать высоким уровнем специальных знаний, но и общественным сознанием, если он будет понимать роль и значение народных заседателей в процессе, постоянно помнить, что народные заседатели - полноправные судьи, наделенные такими же правами, как и сам судья.
Судья и народные заседатели пользуются равными правами в решении всех вопросов, и в этом одна из гарантий реализации принципа коллегиальности при рассмотрении уголовных дел.
Вместе с тем следует иметь в виду, что обязанности судьи и народных заседателей отличаются прежде всего по объему; на судье лежит ряд обязанностей, которые он выполняет единолично. В частности, судья осуществляет все необходимые действия, связанные с подготовкой дела к рассмотрению в судебном заседании (ст. ст. 221, 236-238 УПК).
Статья 243 УПК возлагает на председательствующего обязанность руководить судебным заседанием, принимать все предусмотренные законом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины, устраняя из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу, обеспечивая воспитательное воздействие судебного процесса.
Выполнение этих требований закона предполагает осуществление сложной организационной деятельности. Она начинается с подготовки дела к слушанию, с продумывания и разработки ряда действий, обеспечивающих своевременность рассмотрения дела, явку всех вызываемых в судебное заседание лиц и т. д. В стадии судебного разбирательства председательствующий обеспечивает создание благоприятных условий для активного участия в судебном исследовании всех участников процесса для деловых взаимоотношений, для точного и неуклонного соблюдения требований закона, требовании криминалистической тактики. От него зависит правильный выбор средств и способов исследования доказательств в зависимости от особенностей рассматриваемого дела и конкретной ситуации в судебном заседании.
Естественно, что от профессионального навыка и правильного понимания своего долга судьей зависит реализация требования закона о равноправии судей, о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств рассматриваемого дела, обеспечение прав всех участников судебного разбирательства.
Осуществление принципа коллегиальности, повышение активности народных заседателей при осуществлении правосудия во многом зависят от председательствующего.
Пленумы Верховного Суда СССР и РФ постоянно подчеркивали, что председательствующий в судебном заседании в силу закона в первую очередь несет ответственность за выполнение установленных законодательством правил судебного разбирательства, он должен быть примером их выполнения.
Большое значение для обеспечения полного исследования всех обстоятельств дела, определения достоверности каждого доказательства и их совокупности имеют требования непосредственности, устности и непрерывности судебного разбирательства (ст. 240 УПК). Пленум Верховного Суда СССР обратил внимание на то, что "в основу приговора не могут быть положены материалы предварительного следствия, не рассмотренные в судебном заседании с соблюдением устности, гласности и непосредственности".
Статья 240 УПК устанавливает: "Суд первой инстанции при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы". Из этого общего положения вытекает конкретная обязанность суда основывать приговор лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании.
Важность выполнения этих требований закона подчеркнута в руководящих постановлениях Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. "О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел" и от 30 июня 1969 г. "О судебном приговоре".
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. №1 "О судебном приговоре"3 в п. 2 закрепляет, что в силу ст. 301 УПК РСФСР приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РСФСР были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные при производстве дознания, предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст.ст. 281, 286 УПК РСФСР. При этом следует иметь в виду, что фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании.
При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению (п. 3).
Верховный Суд РФ рассматривает нарушение этого принципа как основание к отмене приговора .
Сущность требования непосредственности заключается в том, что между судом и доказательствами, с одной стороны, и между судом и лицами, участвующими в доле, нет посредствующих звеньев.
Доказательства воспринимаются судом преимущественно из первоисточников. Суд непосредственно воспринимает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей и других; знакомится с показаниями не по протоколам допросов, а выслушивая их лично. В судебном заседании непосредственно исследуются содержание документов, заключения экспертов, протоколы следственных действии, осматриваются вещественные доказательства, в необходимых случаях производятся другие следственные действия.
Непосредственность в деятельности суда выражается в следующих требованиях:
использовать первоисточники для получения фактических данных во всех случаях, когда это возможно;
обеспечить непосредственный контроль суда за поступлением информации, которая будет положена в основу решения по делу;
обеспечить проверку точности и полноты восприятия и запечатления информации допрашиваемым лицом, подлинности и точности отображения событий в вещественных доказательствах и документах;
самостоятельность судебного следствия, несводимого к оперированию результатами предварительного расследования и позволяющего вскрывать ошибки последнего.4
Соблюдение требований непосредственности способствует глубокой проверке получаемых сведений путем их анализа, сопоставления друг с другом, а также изучения доброкачественности источника.
Непосредственное проведение различных следственных действий создаст условия для формирования внутреннего убеждения судей.
Для формирования внутреннего убеждения судей судебное следствие имеет решающее значение. Участники прений могут ссылаться только на материалы судебного следствия. Суд основывает приговор также только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании.
В судебном следствии все участники судебного разбирательства имеют равные права по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств. Но каждая заинтересованная сторона здесь стремится выделить те стороны обстоятельств, которые соответствуют ее интересам.
Противоречивые интересы сторон могут порождать напряженные ситуации и конфликтное противоборство. Задача судьи - придавать взаимодействию сторон конструктивно-познавательный характер, предоставлять им процессуально гарантированные права и возможности, обеспечивать состязательный характер судопроизводства.
Регуляция межличностных отношений в процессе судебного рассмотрения уголовного дела требует от судьи не только правового профессионализма, но и психологической подготовленности и общей культуры общения. На все не допустимые на суде ситуации судья должен своевременно, тактично, но жестко отреагировать. При этом недопустимы грубость, высокомерие, замечания, унижающие, личное достоинство. Все категорические требования судьи должны быть процессуально обоснованы. Судья обязан пресекать все проявления грубости и нетактичности в межличностных отношениях, охранять процесс от ненужных эмоциональных всплесков и вводить его в рациональное русло. При этом судья обязан избегать нравоучительных замечаний, нотаций и поучений.
Когнитивная (познавательная) деятельность судьи отличается при судебном следствии многоплановостью, перегруженностью оперативной памяти, предвосхищением различных вариантов возможного развития судебного следствия, оперативным анализом поступающей информации и правовой концептуализацией. Все личностные источники информации подвергаются критическому анализу с учетом индивидуально-типологических особенностей соответствующих лиц. Сложные, запутанные ситуации подвергаются схематизации (иногда графическому отображению). Обращается внимание на стратегию и тактику поведения сторон, их установочные позиции, добросовестность в освещении фактов. Тенденциозные, заранее подготовленные тактические приемы сторон могут быть нейтрализованы следственными действиями, впервые проводящимися в судебном следствии.
Судебное заседание на стадии судебного следствия должно, конечно, соответствовать всем процессуальным и судебно-ритуальным требованиям. Однако следует помнить, что чрезмерно строгая обстановка суда может вызывать излишнюю психическую напряженность отдельных его участников, заторможенность их психической деятельности, снизить интеллектуальные и мнемические возможности. Первоначальное обращение к ним должно отличаться некоторым релаксационным (успокоительным) эффектом - предупредительностью, уважительностью и, во всяком случае, - подчеркнутой нейтральностью. Необходимо всемерно снимать так называемую социальную ингибицию - угнетающее, подавляющее воздействие социальной общности на поведение отдельного индивида. Не допускать реплик и выкриков из зала суда. Задаваемые вопросы не должны быть бестактными и назойливыми. В целях ситуативной адаптации лиц, дающих показания, первоначальные вопросы должны быть максимально простыми, доходчивыми, но не допускающими односложных ответов (да- нет). Эти вопросы должны активизировать речевую активность проходящих по делу лиц. Здесь не допустимы невнимательность, длительные переговоры между судьями, неуважительные реплики, проявления нетерпеливости. Вопросы судьи не должны нести на себе налет иронии, насмешливости. Вызвав легкомысленную реакцию присутствующих, они могут сбить с толку лицо, дающее показание, снизить общий деловой настрой судебного заседания. Следует иметь в виду, что любая массовая реакция может иметь характер психического заражения. Все вопросы к допрашиваемым лицам должны строго контролироваться судом. Отклонению подлежат не только наводящие, но и провоцирующие, запутывающие, демагогические вопросы.5
Оценивая правдивость пли ложность показании допрашиваемого лица, суды не ограничиваются анализом их содержания, соответствием другим доказательствам. Перед судьями неминуемо каждый раз встает вопрос, можно ли верить этому человеку, правду ли он говорит. Решая его, они учитывают, насколько убедительно излагаются показания, манеру изложения их, тон, выражение лица и т. п. Все эти факторы как бы оживляют показания, в какой-то мере дополняют их, хотя самостоятельного доказательственного значения не имеют и не могут быть положены в основу формулируемых выводов.
Непосредственность обеспечивает более правильное получение сведении об обстоятельствах дела. Чем больше промежуточных ступеней в передаче тех пли иных сведений, тем больше возможность внесения посторонних элементов пли утери существенной информации. Поэтому суд вправе основывать приговор только на тех фактических данных, которые им были проверены непосредственно. Закон запрещает поручать выполнение каких-либо следственных действии другому суду пли другим органам власти.
По делу Г. и С. суд поручил производство допроса потерпевших (суд не смог обеспечить их явку в судебное заседание) народному суду по месту их жительства. В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР, отменившей приговор по этому делу, указано: "Такого рода участие двух судебных органов в рассмотрении одного дела законом не предусмотрено. Выполнение тех или иных процессуальных действий в порядке отдельного требования допускается только в стадии предварительного следствия. Применение такого порядка при судебном рассмотрении данного дела... нарушает принцип непосредственности, а также права сторон, в особенности подсудимых, лишенных возможности принять участие в допросе потерпевших, а тем самым осуществлять свое конституционное право на защиту".
Судебная коллегия Верховного Суда указала, что дать правильную оценку доказательствам суд первой инстанции может только в том случае, если исследует их в судебном заседании .
Таким образом, в основу приговора не может быть положено ни одно доказательство, не проверенное судом.
Непосредственность исследования обеспечивается уголовно-процессуальным законом, который содержит ряд положении, гарантирующих, что в основу приговора будут положены только те доказательства, которые рассмотрены в судебном заседании. К ним относятся прежде всего указания о возможности оглашения показании лиц, допрошенных на предварительном следствии, только в случаях, предусмотренных законом.
Особое значение имеет сохранение судьями объективности и беспристрастности. Участники процесса, преследуя различные интересы, стремятся убедить суд в правильности своих утверждений. Для этого они принимают участие в исследовании доказательств, представляют новые, заявляют ходатайства.
Оценка судьями доказательств производится не только на основе тех данных, которые выявили судьи, но и данных, которые выявили прокурор, защитник, подсудимый и другие лица. Их участие в ходе исследования доказательств способствует более глубокому проникновению судей в существо рассматриваемых обстоятельств.
Деятельность участников процесса оказывает существенное влияние не только на активность судей в судебном следствии, но и на принятие решений как по ходу рассмотрения дела, так и в результате ею рассмотрения. Это воздействие выражается в том, что перед принятием любого решения суд выясняет мнение каждого из участников процесса, анализирует высказанные ими соображения, соглашается с ними или отвергает их, мотивируя решение.
Суд обязан одинаково тщательно исследовать доказательства, как уличающие подсудимого, так и оправдывающие либо смягчающие его ответственность. Глубоко вникая в утверждения участников процесса, суд должен подходить к ним критически, тщательно проверять, искать ответы на возникающие вопросы и разрешать сомнения, основываясь только на имеющихся в деле доказательствах.
Встречаются случаи, когда некритическая оценка судом материалов и выводов органов предварительного расследования отражается па характере его отношения к участникам судебного разбирательства.
Суды иногда полагают, что прокурор более объективен, чем защитник, ибо первый представляет интересы государства, а второй-только личные интересы подсудимого. Суды иногда с большим вниманием относятся к заявлениям, ходатайствам и позиции прокурора, чем к позиции защитника. Это ведет к необъективной оценке показаний потерпевших и подсудимых, а в итоге - неполному, одностороннему исследованию обстоятельств дела и формулированию необоснованных выводов.
Следует признать совершенно недопустимыми случаи, когда суд позволяет прокурору прерывать адвоката, общаться во время перерыва с составом суда, заходить в кабинет судьи ч т. д. Нельзя забывать, что такое поведение судей и прокурора порождает у присутствующих в зале судебного заседания сомнения в объективности суда и не способствует воспитательному воздействию судебного разбирательства.
Пленум Верховного Суда СССР постоянно подчеркивал необходимость строжайшего соблюдения норм, гарантирующих права участников судебного разбирательства, устранения имеющихся случаев недооценки роли защиты. Пленум разъяснил, что защитник, оказывая подсудимому помощь в осуществлении его процессуальных прав, тем самым содействует правильному и всестороннему рассмотрению дела и вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора.
Деятельность суда характеризуется единством места и времени. Эти условия судебного разбирательства во многих случаях благоприятствуют глубокому исследованию обстоятельств дела.
В зале судебного заседания, где суд располагает всеми источниками доказательств, создается возможность провести не одно, а комплекс взаимосвязанных процессуальных действий, что ведет к полному выяснению интересующих суд обстоятельств. Единство места и времени позволяет суду при получении одних фактических данных проверить имеющиеся доказательства и, наоборот, при проверке имеющихся доказательств установить пути получения новых. При получении сведении от одного свидетеля часто возникает необходимость обращения к другому, уже допрошенному свидетелю для уточнения отдельных фактов, возобновления его допроса или проведения иного следственного действия. Все это дает возможность успешно устранить противоречия, установить достоверность доказательств, нейтрализовать попытки заинтересованных лиц ввести суд в заблуждение.
То обстоятельство, что в стадии судебного разбирательства суд имеет значительные возможности по собиранию и проверке доказательств путем проведения самых разнообразных следственных действий, предполагает необходимость в совершенстве владеть криминалистической техникой и тактикой. Такие знания чрезвычайно важны как для критической оценки способа проведения и результатов следственных действий, выполненных в стадии предварительного расследования, так и для успешного производства процессуальных действий в судебном заседании (допрос, осмотр места происшествия, эксперимент, осмотр вещественных доказательств, опознание и т.п.).
Использование судом криминалистических средств и методов должно обеспечить полноту, глубину и оперативность судебного следствия при строгом соблюдении принципов уголовного судопроизводства в целях установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию.6
В силу специфики процессуальных условий доказывания на судебном следствии действия суда по исследованию фактических данных имеют определенное отличие от следственных действий, проводимых в ходе расследования преступлений. Хотя закон предусматривает возможность совершения судом любых следственных действий (ст. 70 УПК), практически в судебном следствии исключается производство обыска, выемки, эксгумации трупа. Значительно ограничено производство на суде опознания и очной ставки, которые чаще выступают здесь в виде составной части допроса судом определенных лиц. В качестве основных судебных действий, характерных для процесса доказывания в судебном следствии, УПК называет допрос подсудимого, потерпевшего свидетеля, производство экспертизы, осмотр вещественных доказательств, оглашение документов, осмотр местности и помещения. Однако не исключается проведение в суде следственного эксперимента, освидетельствования, получение образцов для исследования.
Судебное разбирательство представляет собою единое целое и проводится на началах непрерывности. Судебное разбирательство последовательно проходит несколько этапов, частей: подготовительная часть, судебное следствие, судебные прения и последнее слово подсудимого, вынесение приговора.
Подготовительная часть судебного заседания является ее начальным этапом. Она имеет своей задачей установить и подготовить возможность проведения судебного разбирательства и принять необходимые решения для обеспечения полного и всестороннего рассмотрения дела.
Исследованию доказательств в судебном следствии предшествует оглашение документов, формулирующих обвинение, а также обсуждение и установление порядка исследования доказательств. Оглашение обвинительного заключения имеет целью публично объявить о том, какое обвинение является предметом судебного разбирательства. В случае изменения обвинения судьей при решении вопроса о назначении судебного заседания оглашается также постановление судьи (ч.1 ст. 278 УПК). Если предварительное следствие или дознание по делу не производились, судебное следствие начинается оглашением заявления потерпевшего (ч.2 ст. 278 УПК). Если по делу предъявлен гражданский иск, следует огласить и исковое заявление.
После оглашения обвинительного заключения суд выясняет отношение подсудимого к обвинению, для исследования которого предстоит разбирательство дела. Председательствующий опрашивает подсудимого (а если их несколько, то каждого из них), понятно ли ему обвинение, при необходимости разъясняет подсудимому сущность обвинения и спрашивает, признает ли он себя виновным (ст. 278 УПК). По желанию подсудимого председательствующий предоставляет ему возможность мотивировать ответ, чтобы он мог раскрыть в полной мере свое отношение к обвинению.
Далее следует обсуждение и установление порядка исследования доказательств, то есть решение судом с участием сторон вопроса о последовательности рассмотрения всех имеющихся в деле и дополнительно представленных данных. Подробно регламентируя процессуальный порядок каждого судебного действия, закон вместе с тем не устанавливает заранее определенную последовательность их производства ввиду специфики судебного доказывания по каждому уголовному делу. Он предоставляет право суду в начале судебного следствия определить наиболее целесообразный для рассмотрения дела порядок исследования доказательств. С этой целью суд выслушивает предложения обвинителя, подсудимого, защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей о последовательности допросов подсудимых, потерпевших, свидетелей, экспертов и выносит определение (постановление) о порядке исследования доказательств (ст. 279 УПК). В любой момент судебного следствия суд вправе изменить ранее избранный порядок, о чем также выносится соответствующее решение.
Суд устанавливает очередность исследования различных источников имеющихся доказательств, решает, например, когда допросить подсудимых, свидетелей, потерпевших, определяет момент обращения к каждому конкретному доказательству из относящихся к определенному виду, то есть решает, в какой последовательности допрашивать подсудимых, в какой - свидетелей и т.п. При этом суд принимает во внимание отношение подсудимого к предъявленному обвинению, возможность влияния на его показания показаний иных допрашиваемых лиц, объем и значимость сведений, содержащихся в определенном источнике доказательств, возможность проверки одних доказательств с помощью других и т.д.
Наиболее часто применяется порядок, при котором вначале допрашивается подсудимый, если он хочет давать показания, а затем потерпевший, свидетели и исследуются другие доказательства. Тем самым суд и все участники судебного разбирательства сразу вводятся в курс дела, а подсудимый в наибольшей степени осуществляет свое право на защиту. Если подсудимых несколько, то первым обычно допрашивают тех, кто признает себя виновным и изобличает своих сообщников.
В соответствии с ч. 2 ст. 278 УПК потерпевший, как правило, допрашивается ранее свидетелей в связи с тем, что, являясь заинтересованным в исходе дела, он должен находиться в зале судебного заседания во время допроса всех свидетелей и иметь возможность принимать участие в исследовании их показаний. Очередность допроса свидетелей может быть установлена в зависимости от значимости их показаний, а также хронологической последовательности развития преступления и отдельных его эпизодов.
Экспертиза в суде должна основываться на исследовании иных доказательств, однако не следует неоправданно затягивать ее производство, поскольку это может отрицательно сказаться на проверке ее выводов. Осмотр вещественных доказательств, осмотр местности и помещения, оглашение документов, которые нередко относят на конец судебного следствия, по конкретному делу могут оказаться более эффективными в ходе допроса подсудимого, потерпевшего и свидетеля.
При рассмотрении сложных, больших по объему дел целесообразно установление порядка исследования доказательств в отношении каждого эпизода отдельно. Это помогает сосредоточить внимание судей и участников судебного разбирательства на определенной части обвинения и выяснить более полно все связанные с ним обстоятельства. Иногда в зависимости от степени сложности дела и количества доказательств поэпизодно повторяются только показания обвиняемых и свидетелей, а остальные доказательства исследуются в отношении всех эпизодов.
В результате допроса подсудимого становятся известными важные сведения о многих обстоятельствах совершенного преступления либо о фактах, опровергающих его совершение, в полной мере раскрывается позиция подсудимого и содержание его доводов при частичном или полном отрицания им вины. В целях обеспечения подсудимому права на защиту, полноты исследования доказательств суд должен допросить его по всем пунктам обвинения.
Вместе с тем дача показаний на суде - право, а не обязанность подсудимого. Обвиняемый не обязан ни доказывать свою невиновность (ст. 49 Конституции РФ), ни сообщать об обстоятельствах преступления, если он признает свою вину. Предлагая подсудимому дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела (ч.1 ст. 280 УПК), председательствующий должен одновременно разъяснить ему, что согласно ст. 51 Конституции РФ он не обязано свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников. Отказ дать показания не может рассматриваться как признание своей вины или как нарушение распорядка судебного заседания и влечь за собой какие-либо отрицательные последствия. Председательствующий должен разъяснить в этом случае подсудимому важность сообщения известных ему сведений для защиты его прав и законных интересов. Подсудимый может воспользоваться своим правом дачи показаний в ходе всего судебного следствия.
Допрос подсудимого начинается с его свободного рассказа, Подсудимый вправе сообщить все, что он считает необходимым по данному делу. Судьи и другие участники судебного процесса не должны его останавливать, перебивать вопросами. Но председательствующий и состав суда могут поставить отдельные вопросы уточняющего характера. Если подсудимый говорит об обстоятельствах, не относящихся к делу, председательствующий вправе прервать его, предложив давать показания по существу.
После изложения подсудимым своих показаний суд и стороны в установленном законом последовательности ставят ему вопросы. Они могут быть направлены на уточнение, дополнение и проверку сообщенных сведений. Недопустимы наводящие вопросы, содержащие намек или наталкивающие на определенный ответ.
Первыми задают вопросы подсудимому председательствующий и другие судьи. Далее допрос ведется обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, защитником. Последними задают вопросы другие подсудимые и их защитники (ч.1 ст.280 УПК). Правом ставить вопросы подсудимому имеет и эксперт (ст. 288 УПК). Судьям закон разрешает задавать вопросы подсудимому в любой момент судебного следствия. При постановке вопросов председательствующий вправе устранять те из них, которые не имеют отношения к делу.
Дача показаний подсудимым не ограничивается его первоначальным допросом. Закон предоставляет подсудимому возможность давать показания с разрешения председательствующего в любой момент судебного следствия (ч.1 ст.280 УПК). Подсудимые, как правило, дают также показания и в связи с исследованием иных доказательств: допросами иных подсудимых, потерпевших и т.д.
Чтобы обеспечить более полное выяснение того обстоятельства, о котором дал показания подсудимый, председательствующий после его допроса кем-либо из участников судебного разбирательства предоставляет и иным участникам право задавать вопросы, касающиеся тех же фактов. Поставить такие вопросы могут также и сам председательствующий, и другие судьи. Кроме того, участники судебного разбирательства, задав вопросы подсудимому, вправе с разрешения председательствующего поставить вопросы по поводу исследуемого факта ранее допрошенным лицам - другому подсудимому, потерпевшему, свидетелю.
С целью устранения отрицательного влияния соучастника на правдивость показаний допрашиваемого закон допускает допрос подсудимого в отсутствии другого подсудимого. О принятии такого решения суд выносит определение (постановление). Удаление кого-либо из подсудимых во время допроса соучастника, если это требуют интересы установления истины, допускается лишь в исключительных случаях, поскольку отсутствие подсудимого при исследовании доказательств может затруднить реализацию им своего права на защиту. Чтобы исключить такие последствия, председательствующий после возвращения отсутствовавшего подсудимого в зал судебного заседания сообщает ему содержание показаний, данных в его отсутствие, и предоставляет возможность задать вопросы допрошенному подсудимому (ч. ст.280).
Суд и участники судебного разбирательства не могут в целях восполнения и проверки показаний подсудимого ссылаться в ходе его допроса на имеющиеся в деле доказательства, которые не были еще исследованы на судебном следствии. Не допускается подмена устных показаний подсудимого в судебном заседании, свободно излагающего суду свою позицию и доводы, оглашением протокола его допроса на предварительном следствии и предложением ответить на вопрос о том, подтверждает ли он эти прежние показания. Доказательственные значения имеют данные, сообщенные подсудимым в ходе судебного следствия. Лишь в отдельных специально оговоренных случаях закон допускает возможность оглашение и дальнейшего исследования прежних показаний, полученных в ходе предварительного или предыдущего судебного разбирательства, а также разрешает воспроизведение ранее сделанной звуковой записи этих показаний. Об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. Прослушивание звукозаписи закон допускает только после оглашения прежних показаний подсудимого, содержащихся в протоколе допроса или протоколе предыдущего судебного заседания.
В соответствии со ст. 281 УПК оглашение показаний подсудимого, а также воспроизведение приложений к протоколу допроса звукозаписи этих показаний допустимо при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, полученными в ходе судебного следствия. Оглашение здесь преследует цель установить причины расхождения в показаниях. Для этого важно заслушать подробные пояснения подсудимого относительно указанных причин, выяснить условия первоначального допроса подсудимого, детально проанализировать содержание полученных в его ходе сведений. Оглашение показаний подсудимого и воспроизведение звукозаписи его допроса возможно, кроме того, при отказе подсудимого от дачи показаний на суде, а также при рассмотрении дела в отсутствии подсудимого. Перечень указанных оснований оглашения показаний является исчерпывающим. Суд не вправе ни огласить прежние показания, ни ссылаться на оглашенные кем бы то ни было показания, если отсутствовали указанные в ст. 281 УПК основания для оглашения, а также, если обвиняемому, когда он признавал себя виновным на предварительном следствии, не было разъяснено предусмотренное ст.51 Конституции РФ право не свидетельствовать против себя.
В соответствии с ч.1 ст. 283 УПК свидетели допрашиваются порознь и в отсутствии еще не допрошенных свидетелей, чтобы исключить воздействие допрашиваемого на формирование последующих показаний других лиц. В отдельных случаях возникает необходимость в допросе лица, которое не вызывалось ранее в качестве свидетеля, но присутствует в зале судебного заседания. Практика допускает допрос таких лиц в качестве свидетелей по определению (постановлению) суда. Но факт присутствия лица во время судебного следствия при допросе других свидетелей должен учитываться при оценке показаний этого лица.
При допросе председательствующий устанавливает личность свидетеля, разъясняет его гражданский долг - обязанность правдиво рассказать все известное по делу - и предупреждает об уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний. У свидетеля отбирается подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность. Свидетель удостоверяет это своей подписью в протоколе судебного заседания или на приобщенном к протоколу бланке подписки. Свидетели, не достигшие шестнадцатилетнего возраста, не могут нести уголовную ответственность за такие преступления, как отказ от показаний и заведомо ложные показания. Поэтому председательствующий разъясняет им лишь значение для дела полных и правдивых показаний (ч.2 ст.282 УПК).
Далее председательствующий выясняет отношение свидетеля к подсудимому, потерпевшему, другим участникам процесса. Эти данные имеют значение для оценки показаний свидетеля. Затем свидетелю предлагается сообщить все, что ему известно по делу. Свободный рассказ не должен прерываться. После его окончания свидетелю могут быть заданы вопросы судом и участниками процесса в той же последовательности, что и подсудимому. Судьи вправе ставить вопросы свидетелю в любой момент судебного следствия.
Если свидетель вызван в суд по ходатайству одного из участников судебного разбирательства, этот участник задает вопросы первым, а затем свидетель допрашивается в обычном порядке (ч.3 ст.283 УПК). Вопросы, не относящиеся к делу, устраняются председательствующим.
Свидетель, давая показания в суде, не может зачитать заранее приготовленный текст. Однако в тех случаях, когда показания относятся к каким-либо цифровым и другим данным, которые трудно держать в памяти (пояснения к схемам и чертежам, технические характеристики механизмов, изделий и т.п.), он может пользоваться письменными заметками. Заметки должны быть предъявлены суду по его требованию.
Свидетелю разрешается прочтение имеющихся у него документов, относящихся к данному показанию. Эти документы предъявляются суду и по его определению (постановлению) могут быть приобщены к делу (ст. 284 УПК). По ходатайству участников судебного разбирательства заметки и документы, которые использует свидетель, предъявляются им для обозрения. Они вправе обратить внимание суда на те или иные обстоятельства, связанные с использованными свидетелем заметками и документами.
Всестороннее и полное исследование в суде всех доказательств требует в отдельных случаях оглашения показаний, данных свидетелем при производстве предварительного расследования, а также воспроизведения звукозаписи его показаний. Закон допускает это, во-первых, при наличии существенных противоречий между прежними показаниями свидетеля и его показаниями на суде, во-вторых, при отсутствии в судебном заседании свидетеля по причинам, исключающим возможность явки в суд (ст.281 УПК). В соответствии с разъяснением Верховного Суда РФ и сложившейся практикой к числу обстоятельств, исключающих явку свидетеля в суд, относятся, наряду со смертью лица, его тяжкое заболевание, дальняя и продолжительная командировка, нахождение в плавании, выбытие с места жительства при невозможности установления местонахождения. Если причину неявки свидетеля установить не удалось, оглашать его показания нельзя. Оглашенные показания должны быть исследованы в ходе судебного следствия. Звукозапись может быть воспроизведена только после оглашения протокола допроса, во время которого она произведена. В судебном заседании могут быть также оглашены показания свидетеля, допрошенного судом в соответствии с ч.2 ст.277 УПК, то есть если суд в предыдущем заседании по делу принял решение об отложении судебного разбирательства, но заслушал явившихся свидетелей с тем, чтобы вторично не вызывать их.
В ходе судебного следствия может возникнуть необходимость в повторном допросе свидетеля либо в постановке ему отдельных вопросов. Поэтому допрошенные свидетели остаются в зале заседания и не могут удаляться до окончания судебного следствия без разрешения суда. Председательствующий в отдельных случаях может разрешить допрошенным свидетелям удалиться из зала ранее окончания судебного следствия, предварительно заслушав мнение об этом всех участников судебного разбирательства (ст. 283 УПК).
Допрос потерпевшего производится по правилам, установленным для допроса свидетелей (ст. 287 УПК).
В целях установления имеющих значение для дела фактов, исследование которых требует специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, суд может провести в судебном заседании экспертизу, независимо от того, проводилась ли она в ходе предварительного расследования. Если в качестве эксперта в суд вызвано лицо, не проводившее прежде экспертизу по данному делу, то суд в подготовительной части судебного разбирательства выносит постановление (определение) о назначении экспертизы. Решение о проведении экспертизы может быть принято и в ходе судебного следствия. Если есть данные, дающие основание сомневаться в психической полноценности обвиняемого, назначение судебно-психиатрической экспертизы обязательно.
Верховным судом Республики Башкортостан Муфтахутдинов, Крапивин и Булатов осуждены по пп. "а", "н" ст. 102, по пп. "а", "б" ч.2 ст. 146 УК РСФСР. Они признаны виновными в том, что 9 июля 1994 г., находясь в нетрезвом состоянии, с целью завладения автомашиной и имуществом, по предварительному сговору между собой, совершили разбойное нападение на Мурянина и умышленное убийство потерпевшего из корыстных побуждений.
В кассационных жалобах осужденный Муфтахутдинов просил приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование; осужденный Крапивин утверждал, что суд не учел, что он состоит на учете в психоневрологическом районном диспансере г. Златоуста с 1985 года и целый месяц в 1986 году находился на излечении, о чем он неоднократно говорил следователю и просил, чтобы его направили на экспертизу, но ничего не было сделано.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ от 22 июня 1995 г. приговор отменила, а дело направила на новое расследование по следующим основаниям. В силу ст.79 УПК РСФСР проведение экспертизы обязательно для определения психического состояния обвиняемого в тех случаях, когда возникает сомнение в его вменяемости. Как видно из материалов дела, на предварительном следствии и в суде обвиняемые Муфтахутдинов и Крапивин заявляли, что они страдают психическим заболеванием, и ходатайствовали о направлении их на судебно-психиатрическую экспертизу.
Основанием к возникновению сомнений относительно психического состояния обвиняемого может служить не только непосредственное наблюдение следователя или состава суда за его поведением, но и характер совершенного преступления, заявления свидетелей, а также документы о перенесенных этим лицом заболеваниях и травмах. Муфтахутдинову, Крапивину и Булатову предъявлено обвинение в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах, т.е. в совершении преступления, за которое по закону назначается смертная казнь. Поэтому органам следствия необходимо было тщательно выяснить их психическое состояние, если есть данные, дающие основания сомневаться в психической полноценности обвиняемого, назначение судебно-психиатрической экспертизы обязательно.
Поскольку выводы следователя о вменяемости Муфтахутдинова, Крапивина, Булатова без заключения судебно-психиатрического эксперта неубедительны, приговор нельзя признать законным и обоснованным.1
Вызванный в судебное заседание и присутствующий на суде эксперт в соответствии с предоставленными ему правами участвует в исследовании всех доказательств, которые относятся к предмету экспертизы. Он вправе задавать вопросы подсудимому, потерпевшему свидетелям, принимать участие в осмотре вещественных доказательств, местности и помещения, обращая при этом внимание суда на относящиеся к предмету экспертизы обстоятельства; участвовать в производстве других действий по доказыванию, имеющих значение для дачи заключения (ст. 83, 288 УПК).
После выяснения в судебном следствии всех обстоятельств, имеющих значение для дачи заключения, председательствующий предлагает обвинителю, защитнику, подсудимому, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям сформулировать в письменном виде вопросы эксперту. Если кто-либо из участников не может по уважительным причинам в письменном виде представить вопросы, они могут быть изложены устно. Эти вопросы заносятся в протокол судебного заседания.
Председательствующий оглашает все поставленные вопросы, после чего участники судебного разбирательства высказывают свое мнение по ним. Далее суд рассматривает эти вопросы, устраняет те из них, которые не относятся к делу или компетенции эксперта, а также формулирует дополнительные вопросы. Эксперту не могут быть поставлены правовые, а также иные вопросы, выходящие за пределы его специальных познаний. Окончательный перечень вопросов в соответствии со ст. 261 и 288 УПК суд формулирует в определении (постановлении), выносимом в совещательной комнате. В этом документе указывается также, какие вопросы и по каким мотивам судом отклонены. Вопросы эксперту должны быть формулированы в определении (постановлении) суда как в тех случаях, когда в судебное заседание вызван эксперт, ранее не участвовавший в проведении экспертизы, так и тогда, когда эксперт уже проводил экспертизу на предварительном следствии.
После оглашения определения (постановления) суда эксперту предоставляется время для подготовки заключения, в связи с чем может быть объявлен перерыв в судебном заседании или продолжено производство других судебных действий, не связанных с экспертизой. В зависимости от сложности экспертизы, необходимости проведения лабораторных исследований и иных обстоятельств эксперт осуществляет свою деятельность либо непосредственно в суде, либо вне суда. Суд должен обеспечить возможность проведения экспертом необходимых исследований. Эксперт представляет заключение в письменном виде.
Наряду с ответами на вопросы суда оно может содержать относящиеся к компетенции эксперта выводы и по тем обстоятельствам дела, вопросы о которых ему не были поставлены. Заключение эксперта и определение (постановление) суда, содержащее перечень вопросов для экспертизы, приобщаются к делу (ст.288 УПК).
После оглашения экспертом заключения ему могут быть заданы вопросы в целях разъяснения или дополнения данного им заключения. Вопросы эксперту задаются всеми участниками судебного разбирательства в том же порядке, что и при допросе в суде иных лиц (ст.289 УПК). Вопросы и ответы эксперта фиксируются в протоколе судебного заседания.
Экспертиза в суде не является повторной или дополнительной по отношению к экспертизе, проведенной в ходе предварительного расследования. Это всегда самостоятельное исследование эксперта, хотя объективно его выводы могут совпадать с заключением, данным на предварительном следствии. Суд также может после производства первой экспертизы в судебном разбирательстве назначить и провести дополнительную или повторную экспертизу (ст. 290 УПК). Дополнительная экспертиза назначается после дачи экспертом заключения в суде, если путем допроса эксперта не представилось возможным устранить недостаточную ясность и полноту его выводов. Повторная экспертиза назначается судом, если заключение эксперта является необоснованным, противоречит фактическим обстоятельствам дела или если во время судебного разбирательства установлены новые данные, которые могут повлиять на выводы эксперта, а также в случаях, когда при назначении и производстве экспертизы были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона.
Псковским областным судом Хлюпо осужден по ч.3 ст. 205 и по ст. 15, п. "б" ст.102 УК РСФСР. Преступления совершены при следующих обстоятельствах.
Хлюпо - оперуполномоченный уголовного розыска Ржевского ГОВБ Тверской области был направлен в командировку в г. Воркуту, где жил в общежитии. В этом общежитии проживали приехавшие в командировку из г. Пскова рабочие Дмитриев, Ерофеев, Никитин, которые с Хлюпо знакомы не были. 17 апреля 1993 г. Хлюпо вечером неоднократно распивал спиртные напитки, после чего в состоянии опьянения во втором часу ночи ворвался в комнату, где жили Дмитриев и другие лица, и из хулиганских побуждений, направляя на них пистолет и, требуя поднять руки вверх, стал угрожать им, затем разбил стекло в окне, приставил пистолет ко лбу Дмитриева и дважды нажал на спусковой крючок, однако из-за отсутствия патронов в патроннике выстрелов не последовало.
Продолжая хулиганские действия и используя пистолет в качестве оружия, Хлюпо рукояткой пистолета ударил Дмитриева дважды по голове, причинив ему легкие телесные повреждения без расстройства здоровья. После этого он подошел к лежащему на кровати Ерофееву, ударил его рукояткой пистолета по рукам, зарядил пистолет и, угрожая убить Ерофеева, из хулиганских побуждений с целью убийства выстрелил в упор ему в голову, причинив огнестрельное пулевое сквозное ранение лица, сопровождавшееся шоком 1-2 степени, переломом челюсти, повреждением верхней челюстной артерии, кровотечением, относящееся к тяжким, опасным для жизни, телесным повреждениям. Потом Хлюпо с угрозами направил пистолет на жильцов комнаты, выскочил в коридор общежития и выстрелил в потолок. На требования прибывших на место происшествия работников милиции прекратить хулиганство он не реагировал, а, возведя курок, прицелился в их сторону и приготовился к стрельбе, однако после применения работниками милиции оружия и наручников был задержан.
Учитывая показания свидетелей, а также неадекватность совершенных Хлюпо действий и исключительно положительную его характеристику, нельзя признать убедительными и надлежащим образом мотивированными выводы экспертов, проводивших амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу, о том, что Хлюпо психическим заболеванием не страдал и не страдает, в момент совершения преступления находился в состоянии простого алкогольного опьянения. Кроме того, из консультативного заключения Научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского по делу Хлюпо также следует, что в акте амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в психоневрологическом диспансере г. Воркуты, кратко и формально отражены анамнестические сведения и описывается состояние Хлюпо на момент освидетельствования, но в то же время отсутствуют данные, их анализ относительно его поведения в момент правонарушения.
С учетом дополнительно полученных данных необходимо решить вопрос о проведении по делу стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, с участием нарколога, на базе Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, после чего решить вопрос о виновности или невиновности Хлюпо.1
Однако несогласие суда с выводами эксперта не является основанием для обязательного назначения повторной экспертизы. При решении этого вопроса следует учитывать наличие в деле других доказательств по предмету экспертизы, а также практическую возможность проведения повторной экспертизы.
После дачи экспертом заключения и проверки его в судебном следствии суд вправе с учетом мнений участников судебного разбирательства освободить эксперта от дальнейшего присутствия в суде, о чем указывается в протоколе судебного заседания.
Закон не требует обязательного участия в судебном разбирательстве эксперта, проводившего экспертизу в стадии предварительного расследования. Суд вправе рассмотреть дело в отсутствии эксперта и ограничиться оглашением его заключения, полученного на предварительном следствии. В соответствии со сложившейся практикой эксперт, проводивший ранее экспертизу, вызывается в суд в случаях, когда его выводы оспариваются участниками процесса либо имеют важное значение в системе доказательств. Но если экспертиза не проводится в суде заново, ранее данное заключение также не может быть принято судом без глубокого и всестороннего исследования в ходе судебного следствия. Оно подлежит проверке и оценке наряду со всеми другими доказательствами.
При наличии оснований сомневаться в компетенции лил объективности эксперта, давшего заключение на предварительном следствии, суд вправе вызвать в судебное заседание иного эксперта.
Проведение экспертизы на суде служит основной, однако, не единственной формой использования специальных знаний в судебном разбирательстве. Некоторые вопросы специального характера могут быть выяснены путем вызова в судебное заседание специалиста. Он приглашается в тех случаях, когда нет необходимости в проведении исследования, однако могут потребоваться специальные знания и навыки. Участие специалиста всегда осуществляется в рамках какого-либо проводимого в суде судебного действия по доказыванию и не может рассматриваться как самостоятельное действие. Даваемые специалистом пояснения в отличие от заключения эксперта не являются источником доказательств.
Осмотр вещественных доказательств осуществляется судом и всеми участниками судебного разбирательства. При необходимости эти доказательства могут предъявляться свидетелям, эксперту и специалисту. Данное действие может быть проведено в любой момент судебного следствия как по инициативе суда, так и по ходатайству участников судебного разбирательства. Осмотру подлежат вещественные доказательства, полученные на предварительном следствии, а также представленные в ходе судебного заседания (ст.291 УПК). Осмотр вещественных доказательств должен проводиться таким образом, чтобы не допустить их повреждения. Следует также соблюдать меры предосторожности против возможного уничтожения этих доказательств подсудимым.
Лица, которым предъявлены вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на их определенные доказательственные признаки или иные обстоятельства, связанные с осмотром. Эти заявления заносятся в протокол судебного заседания. Подсудимому, потерпевшему, свидетелям, эксперту могут быть заданы вопросы по поводу осматриваемых вещественных доказательств (ст. 291 УПК).
При наличии имеющегося в распоряжении суда вещественного доказательства суд не вправе подменить его осмотр оглашением и исследованием протокола осмотра, составленного на предварительном следствии. Такое право возникает у суда лишь в случае, когда по каким-либо причинам вещественное доказательство не сохранилось ко времени рассмотрения дела.
Для того чтобы содержащиеся в документах сведения могли быть положены в основу выводов суда, они должны быть оглашены и исследованы в судебном заседании. Могут оглашаться документы как приобщенные к делу, так и представленные в ходе судебного разбирательства. Оглашению подлежат не все документы, а только те из них, в которых изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для дела (акты ревизии, отдельные документы бухгалтерского учета, характеристики, справки о состоянии здоровья, о судимости и т.д.). Судом должны быть оглашены в случае необходимости и перечисленные в ст. 87 УПК протоколы следственных действий.
Документы оглашаются полностью или частично в любой момент судебного следствия по инициативе суда или по ходатайству участников судебного разбирательства (ст. 292 УПК). При исследовании оглашенного документа суд может допросить лицо, составившее его либо располагающее о нем какими-либо сведениями; получить для проверки иные документы, содержащие те же сведения, и т.д. Наряду с письменными документами суд исследует и приложения к протоколам следственных действий в виде схем, планов, фотоснимков, кинолент, магнитных записей. Если документ представлен в судебном заседании, суд должен обеспечить ознакомление с ним участников процесса, которые высказывают свое мнение по поводу необходимости исследования этого документа. В случаях когда документ будет признан судом, имеющим значение для дела, он подлежит оглашению в судебном заседании, исследуется по общим правилам и приобщается к делу по определению (постановлению) суда (ст. 292 УПК).
Необходимость в производстве осмотра места и помещения возникает в случаях, когда суд не может установить имеющие значение для дела обстоятельства либо устранить имеющие значение для дела обстоятельства либо устранить возникшие противоречия без непосредственного обозрения и изучения соответствующей местности или какого-либо помещения. В этом осмотре принимают участие весь состав суда, все участники судебного разбирательства, а иногда также свидетели, эксперт и специалисты (ст. 293 УПК). О производстве осмотра местности или помещения судом выносится определение (постановление), в котором указывается, с какой целью он производится, что подлежит осмотру и кто будет принимать в нем участие.
Выезд суда и участников процесса для осмотра местности и помещения - составная часть судебного заседания. Поэтому по прибытии на место осмотра председательствующий объявляет о продолжении судебного заседания, после чего проводятся подготовительные действия и суд приступает к осмотру. В процессе осмотра подсудимому, потерпевшему, свидетелям, экспертам и специалисту могут быть заданы вопросы. Участвующие в осмотре лица вправе обращать внимание суда на все то, что, по их мнению, будет способствовать выяснению обстоятельств дела (ст. 293 УПК). Для закрепления результатов осмотра суд может использовать такие научно-технические средства, как фото-, киносъемка, составление планов и схем. Весь ход и итоги осмотра отражаются в протоколе судебного заседания.
После того как проведены все судебные действия и исследованы все доказательства, председательствующий спрашивает обвинителя, подсудимого, защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, желают ли они дополнить судебное следствие и чем именно (ст. 294 УПК). Каждый из перечисленных участников судебного разбирательства вправе просить о дополнении судебного следствия путем получения и исследования новых доказательств; постановки дополнительных вопросов ранее допрошенным на суде лицам; оглашение отдельных, на зачитанных судом материалов предварительного расследования; занесения в протокол судебного заседания заявления по поводу каких-либо обстоятельств, выявленных при проверке доказательств. Каждое ходатайство о дополнении судебного следствия подлежит обсуждению судом, который выносит определение (постановление) об удовлетворении ходатайства либо об отказе в этом. При удовлетворении ходатайства суд продолжает судебное следствие.
Если дополнений к судебному следствию не было, а также после рассмотрения ходатайства и выполнения признанных необходимыми дополнительных судебных действий председательствующий объявляет судебное следствие законченным (ст.294 УПК). С этого момента суд не вправе исследовать, а участники судебного разбирательства не могут предъявлять доказательства или просить об их истребовании судом, за исключением предусмотренных законом случаев возобновления судебного следствия.
Только приняв решение о возобновлении судебного следствия, суд может приступить вновь к исследованию доказательств, в том числе и тех, которые по каким-либо причинам не были рассмотрены судом. Это возобновление возможно по мотивированному определению (постановлению) суда при наличии следующих оснований:
1) когда участники судебных прений ходатайствуют о возобновлении судебного следствия в связи с необходимостью предъявления новых доказательств (ч.4 ст.295 УПК);
2) если подсудимый в последнем слове сообщил о новых обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела (ч.3 ст.297 УПК);
3) когда суд при постановлении договора в совещательной комнате признает необходимым дополнительно выяснить те или иные обстоятельства, имеющие значение для дела (ч.1 ст.308 УПК). При возобновлении судебного следствия оно проводится по общим правилам.
После окончания судебного следствия суд переходит к судебным прениям.
Судебные прения являются составной частью судебного разбирательства; они подводят итог судебному следствию и содержат в себе обоснование тех выводов, к которым, по убеждению участников судебных прений, должен прийти суд в совещательной комнате при решении дела. В судебных прениях подвергаются разбору доказательства для решения основного вопроса о доказанности или недоказанности обвинения, для обоснования того убеждения, к которому, по мнению участников прений, должен прийти суд при вынесении приговора.7
ЗАДАЧА №1.
Допрашивая жену обвиняемого в умышленном убийстве в качестве свидетеля об обстоятельствах совершенного преступления, следователь предупредил ее об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. В результате допрашиваемая дала правдивые показания об этих обстоятельствах, очевидцем которых она являлась.
Оцените действия следователя и покажите значение "свидетельского иммунитета" в конкретном случае.
Следователь предупредил её об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний, однако он был обязан разъяснить жене обвиняемого в убийстве положения ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.
Таким образом, действия следователя не соответствуют закону.
Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).
Из положения, закрепленного в ч. 1 ст. 51, следует несколько практических выводов.
Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, возбужденному в отношении него, или по тем противоправным действиям, к которым он может быть причастен. Точно так же не имеет значения, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса.
Во-вторых, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступлений, других вещественных доказательств, документов и т.д.
В-третьих, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.
В-четвертых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанные укрывательство преступления или недонесение о нем, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) - также дача заведомо ложных показаний, не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (см. 18, 19 УК).
К сожалению, отраслевое - как процессуальное, так и материальное - законодательство пока еще не восприняло в полной мере положения ст. 51 Конституции, в связи с чем правоприменитель при выполнении тех или иных процессуальных действий, а также при решении вопросов, связанных с установлением ответственности участников процесса, зачастую вынужден пользоваться не специальными нормами закона, а непосредственно предписаниями указанной статьи Конституции.
Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 статьи 51 Конституции, подлежит определению в федеральном законе. Действующие в настоящее время УПК (п. 9 ст. 34) и УК (прим. к ст. 19) относят к их числу родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, деда, бабушку и внуков.
Статья 69 УПК РСФСР устанавливает, что доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.
Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, актами ревизий и документальных проверок, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами.
Согласно ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 УПК.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. №8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"8 в п. 16 указывает на необходимость обратить внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР, в силу которой доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинения.
Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.
Согласно п. 1 Постановления при рассмотрении гражданских и уголовных дел судам необходимо учитывать, что в силу ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.
С учетом этого конституционного положения суд, предлагая подсудимому дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела (ст. 280 УПК РСФСР), должен одновременно разъяснить ему ст. 51 Конституции Российской Федерации. Положения указанной статьи Конституции должны быть разъяснены также супругу или близкому родственнику подсудимого перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего и лицу, вызванному в суд в качестве свидетеля по гражданскому делу, если оно является супругом либо близким родственником истца, ответчика, других участвующих в деле лиц.
Если подозреваемому, обвиняемому, его супругу и близким родственникам при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого).
Таким образом, показания жены должны быть признаны судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого.
ЗАДАЧА №2.
Следователь предъявил несовершеннолетнему Иванову постановление о привлечении в качестве обвиняемого. При этом присутствовали только родители Иванова.
Оцените действия следователя и покажите порядок предъявления обвинения несовершеннолетнему.
Из условия задачи следует, что при предъявлении обвинения несовершеннолетнему Иванову не присутствовал защитник. Поэтому действия следователя не соответствуют закону.
Статьи 47 и 49 УПК устанавливают, что по делам несовершеннолетних участие защитника при производстве дознания и предварительного следствия и в судебном разбирательстве обязательно с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения.
Если защитник не приглашен самим обвиняемым, его законным представителем или другими лицами по его поручению, следователь, прокурор или суд обязаны обеспечить участие защитника в деле.
Таким образом, следователь был обязан обеспечить участие защитника при предъявлении обвинения несовершеннолетнему Иванову.
При наличии необходимости следовало бы согласно статья 397 УПК обеспечить участие педагога в допросе несовершеннолетнего обвиняемого Иванова.
В статье 47 УПК говорится, что защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения.
Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. №11-П9 положения части первой статьи 47УПК, которые - по их буквальному смыслу - предоставляют лицу, подозреваемому в совершении преступления, право пользоваться помощью защитника лишь с момента объявления ему либо протокола задержания, либо постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения и, следовательно, ограничивают право каждого на досудебных стадиях уголовного судопроизводства пользоваться помощью адвоката (защитника) во всех случаях, когда его права и свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, связанными с уголовным преследованием, признаны не соответствующими Конституции РФ.
По буквальному смыслу положений, закрепленных в статьях 2, 45 и 48 Конституции Российской Федерации, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу, независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, - удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.
БИБЛИОГРАФИЯ
Конституция Российской Федерации. - М.: Юристъ, 1999.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Агентство "Бизнес-Информ", 2001.
1997 Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. "11-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова" // "Российская газета" от 4 июля 2000 г., №128.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. №1 "О судебном приговоре" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996 г., №7, с. 2.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. №8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996 г., №2, с. 1.
Бюллетень Верховного суда РФ 1996 г., №6, стр. 8,9; 1996 г., №11, с. 9.
Грошевой Ю.М. Проблемы формирования судейского убеждения в уголовном судопроизводстве. - Харьков: "ВИЩА ШКОЛА", 1975.
Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996.
Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному Кодексу РСФСР/ под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. - М.: "Спарк", 1996.
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник/ Под общей редакцией профессора, заслуженного деятеля науки РФ П.А. Лупинской. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1997.
Цыпкин А.Л. Судебное разбирательство в советском уголовном процессе. - Саратов: Издательство Саратовского университета, 1962.
Чеждемов Т.Б. Судебное следствие. Отв. ред. В.В. Шубин. - М.: Юридическая литература, 1979.
1 Чеждемов Т.Б. Судебное следствие. Отв. ред. В.В. Шубин. - М.: Юридическая литература, 1979. 2 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1975, 12, с. 4. 3 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996 г., №7, с. 2. 4 Шундиков В.Д. Принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела. - Саратов, 1971. 5 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. - М.: Юристъ, 1996. 6 Чеждемов Т.Б. Судебное следствие. Отв. ред. В.В. Шубин. - М.: Юридическая литература, 1979. 1 Бюллетень Верховного суда РФ № 2, 1996 г., стр.10 1 Бюллетень Верховного суда РФ № 6, 1996 г., стр.9 7 Цыпкин А.Л. Судебное разбирательство в советском уголовном процессе. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1962. 8 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996 г., №2, с. 1. 9 "Российская газета" от 4 июля 2000 г., №128. 26

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Полная характеристика понятий, вид суждения, вид умозаключения, краткая характеристика основных логических законов
 Незаконное увольнение, привлечение работника к материальной ответственности, пособие по беременности и родам
Ваши отзывы
Добрый день, спасибо за оперативность. Буду ждать проверки преподавателя. Еще раз спасибо Вам.
Алексей

Copyright © www.refbank.ru 2005-2019
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат www.refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.