Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Купля-продажа недвижимости: соотношение теории и практики
 Делопроизводственное обеспечение системы работы с кадрами (на примере администрации Вольского муниципального образования)"
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Для чего нужна накрутка лайков...
 Особенности местного бюджетного...
 Официальный сайт онлайн-казино русский...
 Главные достоинства Адмирал...
 Лучший азартных отдых в онлайн-казино Вулкан...
 Готовые сочинения по ЕГЭ на тему о влиянии фамилии на...
 Уникальный текст сочинения по русскому языку 11 класс. По...
 Что может...
 Куда вложить деньги? Конечно в недвижимость за...
 Университеты Англии открывают свои двери для Студентов из...
 Бакалавриат в университетах США - выбор Казахстанских...
 Любишь серьезные приключения? Игровой автомат Pirat 2...
 Азартные игры онлайн – залог увлекательных...
 Как быстро взять кредит до 50 000 рублей у частного лица...
 Онлайн-казино Вулкан – самые популярные азартные...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Уголовное право

реферат

Субъективная сторона преступления, неосторожность, легкомыслие



План.
Введение.
1. Понятие и признаки субъективной стороны преступления.
Неосторожность и её виды.
Отличие легкомыслия от косвенного умысла и преступной небрежности
от случая (казуса).
Заключение.
Задание.
Библиография.

Введение.
По неосторожности совершается лишь одно из каждых десяти преступлений. Однако это не означает, что можно недооценивать распространенность и опасность неосторожных преступлений. О тяжести последствий, причиняемых неосторожными преступлениями, наглядно свидетельствуют такие трагедии, как авария па Чернобыльской АЭС, гибель теплоходов "Адмирад Нахимов" и "Михаил Лермонтов", взрыв в Башкирии, повлекший крушение двух пассажирских поездов, и т.п. С дальнейшим развитием техники и различных видов транспорта, бытовой химии, с обострением проблем экологического характера вопрос об ответственности за неосторожные преступления приобретает особое значение, что не раз отмечалось в юридической печати.1
Одной из серьезнейших опасностей для общества в условиях научно-технической революции является неосторожность, понимаемая в широком социальном плане. Появление новых источников энергии, увеличение числа и мощности источников повышенной опасности на производстве, транспорте и даже в быту, вступление в сферу человеческой деятельности все возрастающих технических средств, увеличение возможностей активного вмешательства человека в природные экологические процессы, наконец, усложнение системы управления обществам-все это существенно повышает опасность для общества неосторожного поведения людей.
Современная эпоха с постоянно ускоряющимся ритмом жизни, возрастающими психологическими нагрузками и повышающейся ответственностью предъявляет все большие требования к людям.2
В. Кудрявцев отмечает, что увеличился удельный вес проступков по неосторожности (нарушения правил движения авто-мототранспорта, нарушения правил техники безопасности и т. п.). Это объясняется не только усложненном и ростом количества технических средств и различных механизмов, но и трудностями психофизиологической адаптации человека к новым процессам использования техники. Перед юристами встают новые проблемы: исследование совместно с психологами и физиологами особенностей поведения человека в стрессовых, опасных и трудных ситуациях; вопросы ответственности за различные формы правовой неосторожности; изучение эффективности перевоспитания лиц, совершивших правонарушения по неосторожности, и выработка новых форм и методов такого перевоспитания, а также технических и организационных средств предупреждения опасных последствий неосторожного поведения3.
Отмечая возрастающую опасность неосторожности, было бы неразумно и даже вредно впадать в фатализм и безнадежность, способные только разоружить человечество в борьбе с неосторожностью. Научно-техническая революция не только повышает опасность неосторожности, но одновременно создает и противоположную возможность: на основе прогресса науки и техники, на основе глубокого познания закономерностей природы и общества, познания самого человека успешно и эффективно предупреждать неосторожные деяния, противопоставлять им действенную систему профилактических мероприятий.
Вместе с тем очевидно, что к борьбе с преступной неосторожностью и порождающими ее отрицательными явлениями: безответственностью, равнодушием к общественным интересам и к человеку, легкомыслием, недисциплинированностью и т. д. - нужен комплексный подход.
Важной гарантией законности в борьбе с неосторожными преступлениями служит последовательное соблюдение принципа вины. В соответствии со ст. 49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
Из данной конституционной нормы следует, что без признания виновным, без установления конкретной вины в совершенном деянии лицо не может быть осуждено.
Установление преступной неосторожности обладает рядом особенностей но сравнению с установлением умышленной вины. Не будет преувеличением сказать, что задача установления неосторожной вины но сравнению с виной умышленной объективно более трудна. Эта трудность определяется весьма сложным и противоречивым механизмом неосторожного .преступления, которое нередко является результатом во многом случайного взаимодействия как социальных, человеческих, так и физических, технических факторов. Потерпевшими от неосторожных преступлений подчас являются сами неосторожно действующие лица, никак не предвидевшие подобного исхода. По делам о неосторожных преступлениях судебно-следственной оценке подвергаются не только действительные явления или свойства происшедшего, но и определенные возможности, такие, как мера возможности лица правильно оценить ситуацию, принять верное решение и избежать ошибочного действия. Для определения реальной способности лица управлять техникой в условиях стрессовой ситуации, чрезвычайных нервно-психологических перегрузок нельзя обочтись без применения специальных познаний в области техники, судебной психологии и т. п.4
Законодательное определение неосторожности должно преградить путь для проникновения в уголовное право объективного вменения. Уголовное право призвано не только бороться с отрицательными последствиями научно-технического прогресса. Оно не должно в то же время создавать ему помех, тормозить научно-технический прогресс, а для этого необходимо строго соблюдать принцип ответственности только при наличии вины.5
1. Понятие и признаки субъективной стороны преступления.
Субъективная сторона преступления является одним из элементов состава преступления. Субъективная сторона преступления - это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психологическое, т.е. субъективное, содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной.
Преступление, будучи общественно опасным деянием - конкретным актом человеческого поведения, представляет собой психо-физическое единство, в котором внешние проявления поведения (действие или бездействие) и вызванные ими изменения в объективной действительности (объективная сторона преступления), неразрывно связаны с внутренней стороной - теми психическими процессами, которые порождают, направляют и регулируют человеческое поведение (субъективная сторона преступления).6
Диалектическая взаимосвязь объективной и субъективной сторон преступления имеет несколько аспектов. Один из них заключается в том, что субъективная сторона в известном смысле порождает, направляет и контролирует объективную сторону преступного деяния. Имеется в виду тот факт, что функционирование психических сил, образующих преступный умысел или неосторожность, является непосредственным источником, откуда берет свое начало процесс общественно опасного причинения.
Так, в насильственных преступлениях довольно ясно прослеживается, что прямой умысел является единственной адекватной формой психического отношения к соответствующей объективной стороне. Отчетливо видно также, что определяющую роль в этом играет структура "причиняющего механизма" указанных деликтов. В этой структуре объект и способ посягательства связаны между собой жесткой необходимой связью. С одной стороны, насилие всегда предполагает в качестве своего объекта свободу или неприкосновенность. С другой--для того, чтобы реально посягать на эти правоохраняемые объекты, требуется именно насилие, как строго определенный способ посягательства.
Собственно говоря, средство-это начальная ступень объективизации цели. Поэтому, каждый раз, когда речь идет о средстве в смысле способа совершения преступления, за этими понятиями неизменно предполагается соответствующая цель, которая именно через средство, т. е. определенным способом реализуется в результате, а также целенаправленная воля, которая движет процесс этой реализации. Таким образом, в общей структуре человеческого поведения операция, признанная средством (способом) воздействия на объект, занимает промежуточное место между целеполаганием и объектом и определяется ими в такой же мере, в какой сам их определяет.7
Естественно, что субъективная сторона взаимосвязана не только с объектом и объективной стороной, но и с субъектом преступления. Действовать виновно может только человек, обладающий способностью осознавать характер своих действий и руководить ими, следовательно, обязательной предпосылкой вины является вменяемость и достижение определенного возраста. Эти необходимые признаки субъекта преступления закреплены в статье 19 УК РФ.
Поскольку преступление всегда представляет собой конкретный акт человеческого поведения, то психологическая сторона его включает в себя все те компоненты (аспекты, моменты), которые присущи всякой человеческой психике, вступающей через посредство поступка человека, его деятельность в определенные отношения с окружающей средой, природой и обществом. Такими компонентами человеческой психики являются - интеллектуальный (познавательный), волевой и эмоциональный (чувственный). В жизни они тесно связаны и взаимообусловлены, образуя единый психический процесс, отдельные моменты которого могут быть выделены лишь условно и рассмотрены самостоятельно при теоретическом анализе для более глубокого уяснения их содержания и форм проявления.8
Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель. Представляя различные формы психической активности, эти признаки органически связаны между собой и взаимозависимы. Вместе с тем, вина, мотив и цель - это самостоятельные психологические явления с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя другою в качестве составной части9. Юридическое значение каждого из этих признаков также различно.
Вина как определенная форма психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию составляет ядро субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина - обязательный признак любого преступления. Но она не дает ответа на вопросы, почему и зачем виненный совершил преступление. На эти вопросы отвечают мотив и цель, которые в отличие от вины являются не обязательными. а факультативными признаками субъективной стороны преступления.
Мотив преступления - это внутреннее побуждение, которым руководствуется лицо при совершении общественно опасного деяния, его психологическая причина. А цель - это конечный результат, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.10
Особое место в субъективной стороне преступления занимают эмоции, т.е. переживания лица в связи с совершаемым преступлением. Следует иметь в виду, что эмоции, выражающие отношение к уже совершенному преступлению (удовлетворение или, наоборот, раскаяние, страх перед наказанием и т.д.), не являются элементом психической деятельности, имеющей место в момент совершения преступления, и поэтому не могут служить признаком субъективной стороны. Но эмоции, сопровождающие подготовку преступления и процесс его совершения, тесно связаны с мотивами и могут входить в субъективную сторону преступления в некоторых случаях, предусмотренных законом (ст. ст. 106, 107, 113 УК).11
Как уже было отмечено, вина - обязательный признак любого преступления.
Российское уголовное законодательство, судебная практика и уголовно-правовая теория всегда исходили из принципа, что уголовная ответственность за преступление возможна лишь пои наличии вины лица, его совершившего. Уголовный закон может воздействовать на поведение людей, достичь целей предупреждения преступлений, исправления и перевоспитания преступников, воспитания всех окружающих - лишь тогда, когда он возлагает уголовную ответственность исключительно на лиц, виновных в совершении преступления. Уголовная ответственность, применяемая к невиновным, не только не гуманна, но бесцельна и вредна. Она не воспринимается ни осужденными, ни окружающими, а лишь вызывает, как и любая несправедливость, ожесточение и чувство протеста.
Принцип виновной ответственности является одним из важнейших принципов отечественного уголовного права, выражающих его гуманизм и исключающих возможность так называемого объективного вменения, т.е. ответственности без вины, за одно лишь совершение общественно опасного деяния, объективно причинившего вред общественным отношениям. Значение, которое придается уголовным правом рассматриваемому принципу и определяет важность дефиниции понятия вины, ее содержания, сущности и конкретных форм.12
Статья 5 УК РФ устанавливает, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1). Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается (ч. 2).
Рассмотрим пример судебной практики: Определение СК Верховного Суда РФ от 3 июня 1993 г. "Невиновное причинение вреда - казус (случай) имеет место, если лицо не предвидело общественно опасных последствий своего действия или бездействия и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть"
Армавирским городским народным судом Краснодарского края Дудкин осужден по ст. 106 УК за неосторожное убийство Мирзаева. Согласно приговору, преступление совершено при следующих обстоятельствах.
Дудкин, встретив своего зятя Мирзаева, находившегося в сильной степени алкогольного опьянения, пытался увести его домой. Однако Мирзаев стал сопротивляться, вырвался от тестя, затем споткнулся, стал падать и потянул Дудкина на себя. Оба упали на асфальт тротуара. Дудкин, падая, попал коленом в область груди и живота Мирзаева. Дудкин, имея вес 123 кг, причинил Мирзаеву тяжкие телесные повреждения в виде перелома пятого ребра справа и массивного разрыва печени, от которых Мирзаев умер.
Кассационная инстанция приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и кассационного определения и прекращении дела. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 июня 1993 г. протест удовлетворила, указав следующее.
Как показал Дудкин на предварительном следствии и в суде, встретив своего зятя Мирзаева, находившегося в сильной степени алкогольного опьянения, он решил отвести его домой. Вырываясь, Мирзаев потерял равновесие и стал падать на землю, увлекая его за собой. Он, Дудкин, упал сверху на Мирзаеэа, попав коленом в область его живота и груди. В этот момент к ним подошли сотрудники милиции, которым он объяснил, что ведет пьяного сына домой.
Свидетели Рондалев и Косьянов подтвердили показания Дудкина, пояснив, что, находясь в районе автобусной остановки, обратили внимание на двух мужчин, один из которых плотного телосложения (Дудкин) тащил за руку молодого парня (Мирзаева) щуплого телосложения, находившегося в состоянии алкогольного опьянения. Мирзаев оказывал Дудкину сопротивление - пытался вырваться от него. Рондалев и Косьянов побежали в их сторону и увидели, как Мирзаев стал падать на землю, увлекая за собой Дудкина. Затем Дудкин и Мирзаев встали и пошли по направлению к дому Мирзаева.
Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Мирзаева наступила от острого малокровия, развившегося вследствие разрыва ткани печени. Данное телесное повреждение возникло от воздействия с большой силой твердого тупого предмета и относится к тяжким телесным повреждениям, опасным для жизни и повлекшим смерть Мирзаева.
Таким образом, как видно из материалов дела, Дудкин не предвидел возможности своего падения на Мирзаева, попадания при этом коленом в область его живота и груди, наступления смерти потерпевшего в результате этого падения и по обстоятельствам дела не мог и не должен был предвидеть это.
Следовательно, Дудкин не может нести ответственность за неосторожное убийство, поскольку имел место несчастный случай.13
Однако отметим. что с равным основанием и успехом статья могла бы завершаться и п. 3 такого примерно содержания: "Субъективное вменение, то есть ответственность за мысли и намерения, не допускается". Ведь "с мысли пошлины не берут", или еще более древнее - cogitationis poenam nemo patitur (никто не подвергается наказанию за одни лишь мысли).
Истина как всегда посредине. В уголовном праве должно быть обеспечена единство объективного и субъективного вменения, оценка данных о поступке при учете психической деятельности его автора. При этом первоначально учитываются, доказываются и оцениваются объективные данные (что сделано), и лишь во вторую очередь, но в обязательном порядке, идея субъективного вменения (кто сделал). Это правило о первенстве объективного фактора легко доказывается теми соображениями, что деяние стандартизируется значительно легче души; что уголовная ответственность устанавливается за преступление, а не за вину вообще; что требование долженствования опережает учет возможностей (ст. 26); что при назначении наказания характеристики самого преступления первичнее данных о личности виновного (ст. 60).
Чем же оправдывается наглядный и противный естеству событий крен в пользу субъективного вменения? Видимо, событиями последних лет, актами внесудебной или незаконной расправы. Вероятно и остаточное, инерционное действие в свое время прогрессивной тенденции - постепенное возвышение личного начала над ничем не стесненным произволом. Ведь обязательство учета вины государством принято с большим историческим запозданием, после многовековых преследований исключительно за результат. Пройден большой путь. От практики покарания непокорной стихии, через средневековые процессы над животными, к четким формулам уголовного закона и строгостям уголовного процесса, где интересы и возможности человека занимают одно из первых мест.14
Законодательное закрепление принципа виновной ответственности имеет большое политическое, нравственное и юридическое значение. Он неразрывно связан с принципом законности, исключая объективное вменение, беззаконие и произвол.
Вина - это психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям.
Уголовно-правовая наука исходит из того, что человек несет полную ответственность за спои поступки только при условии, что он совершил их, обладая полной свободой воли, понимаемой как способность принимать решения со знанием дела. Эта способность включает отражательно-познавательный и преобразовательно-волевой элементы, которые воплощены в уголовно-правовой категории вменяемости, являющейся предпосылкой вины, ибо виновным может признаваться только вменяемое лицо, т.е. способное отдавать отчет своим действиям и руководить ими.
Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми: интеллектуальным и волевым. Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины - умысел и неосторожность, описанные в ст. ст. 25 и 26 УК, по отношению к которым вина является родовым понятием.
Признать лицо виновным - значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, доказывание умышленного или неосторожного характера совершенного преступления - это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него. Познание этого факта осуществляется путем оценки собранных по делу доказательств, относящихся ко всем обстоятельствам совершенного преступления.
Поскольку преступлением признается только общественно опасное деяние, то лицо, его совершившее, виновно перед обществом, перед государством. Эта сторона вины раскрывается в ее социальной сущности.
Вина является категорией социальной потому, что в ней проявляется отношение лица, совершающего преступление, к важнейшим социальным ценностям. Социальную сущность вины составляет проявившееся в конкретном преступлении искаженное отношение к основным ценностям общества, отношение, которое при умысле является отрицательным (так называемая антисоциальная установка), а при неосторожности - пренебрежительным (асоциальная установка) либо недостаточно бережным (недостаточно выраженная социальная установка).
Обобщая все изложенное, можно дать следующее развернутое определение вины: Вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей общества.15
Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение.
Во-первых, как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное повеление от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствии без вины, неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст. 115 У К), а также предусмотренное нормой уголовного права деяние, но совершенное без указанной в этой норме цели (ст. ст. 158-162 УК) или по иным мотивам, нежели указаны в законе (ст. ст. 153-155 УК).
Во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные но объективным признакам. Так, преступления, предусмотренные ст. т. 105 и 109 УК, различаются только по форме вины; самовольное оставление части или места службы военнослужащим (ст. 337 УК) отличается от дезертирства (ст. 338 УК) только но содержанию цели.
В-третьих, фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если они не указаны в норме Особенной части УК, в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в ст. ст. 61, 63 и 64 УК.
Таким образом, субъективная сторона преступления имеет важное значение и для обоснования уголовной ответственности, и для квалификации преступления, и для назначения наказания. Поэтому высшие судебные органы не раз указывали судам на необходимость тщательно исследовать содержание субъективной стороны преступления: форму вины, содержание и направленность умысла, мотивы и цели преступления.
2. Неосторожность и её виды.
Сознание и воля - это элементы психической деятельности человека, совокупность которых образует содержание вины. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу, всякий интеллектуальный процесс включает и волевые элементы, а волевой, в свою очередь, включает интеллектуальные. Вместе с тем, между сознанием и волей имеется различие. Предметное содержание каждого из них в конкретном преступлении определяется конструкцией состава данного преступления.
Интеллектуальный элемент вины носит отражательно-познавательный характер. Он включает осознание характера объекта и характера совершенного деяния, а также дополнительных объективных признаков (место, время, обстановка и т.п.), если они введены законодателем в состав данного преступления. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент включает, кроме того, и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий.
Содержание волевою элемента вины также определяется конструкцией состава конкретного преступления. Предметом волевого отношения субъекта является очерченный законодателем круг фактических обстоятельств, определяющих юридическую сущность преступного деяния. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности действий на достижение поставленной цели, а при неосторожных преступлениях - в неосмотрительности, нерадивости, проявленных лицом в поведении, предшествующем наступлению вредных последствий. Особенность волевого процесса в неосторожных преступлениях заключается в том, что лицо не- напрягает своих психических усилий, чтобы избежать причинения общественно опасных последствий своего поведения, хотя имеет возможность сделать это.
Различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежит в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы - на виды. Под формой в философии понимается внутренняя структура связей и взаимодействия элементов, свойств и процессов, образующих предмет или явление, способ существования и выражения содержания и его отдельных модификации. Форма вины определяется соотношением психических элементов (сознание и воля), образующих содержание вины.
Форма вины - это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины - умысел и неосторожность. Известное теории и практике подразделение умысла и неосторожности на вилы нашло законодательное закрепление. Новый Уголовный кодекс предусмотрел деление умысла на прямой и косвенный (ст. 25 УК), а неосторожности - на легкомыслие и небрежность (ст. 26 УК). Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне их вины быть не может.
Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части Уголовного кодекса, либо подразумевается.16
Неосторожность, наряду с умыслом, является самостоятельной формой вина, которая в своем развитии прошла, также, как и умысел, длительный и сложный путь.
В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР, принятых 12 декабря 1919 г. Народным комиссариатом юстиции, и представлявших собой первое обобщение уголовного законодательства и практики его применения первых лет Советского государства, не давалось определения неосторожной (равно, как и умышленной) формы вины, хотя обращалось внимание на то, что при назначении наказания необходимо различать, совершено ли деяние по легкомыслию или небрежности (ст. 17).
Впервые законодательное определение неосторожности как самостоятельной (наряду с умыслом) формы вины было дано в ст. 11 УК РСФСР 1922 г., согласно которой наказанию подлежали не только лица, действовавшие умышленно, но и те. которые "действовали неосторожно, т.е. легкомысленно надеялись предотвратить последствия своих действий или же не предвидели их, хотя и должны были их предвидеть" .
Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. сохранили формулировку неосторожной вины, которая давалась в УК 1922 г.
Согласно ст. 10 УК РСФСР 1926 г., действовавшими неосторожно признавались лица, которые "... не предвидели последствий своих поступков, хотя и должны были предвидеть их, или легкомысленно надеялись предотвратить такие последствия.
Согласно действующему уголовному законодательству, преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.
Как ранее ухе отмечалось, неосторожность рассматривается как менее опасная форма вины по сравнению с умыслом. Однако нельзя недооценивать опасность этой формы вины и значение борьбы о преступлениями, совершаемыми по неосторожности, поскольку они причиняют значительный вред обществу и имеют относительную распространенность.
Необходимо отметить также, что в условиях научно-технической революции увеличивается число неосторожных преступлений, совершаемых, например, в таких сферах, как охрана окружающей среды, безопасность условий труда, безопасность движения и эксплуатации транспорта, использование новых мощных источников энергии..
Важное значение для успешной борьбы с неосторожными преступлениями, а также их профилактики имеет классификация этих преступлений в соответствии со сферой деятельности, в которой они были совершены. Такая классификация позволяет выделить группы преступлений, специфичных по их общественной опасности и по механизму совершения, а потому требующих специфических мер борьбы с ними.
По названному признаку специалисты выделяют следующие четыре основных вида неосторожных преступлений:
I) бытовые неосторожные преступления, совершенные вне сферы действия технических средств или других источников повышенной опасности;
2) неосторожные преступления, совершенные в сфере действия технических средств ила других источников повышенной опасности;
3) неосторожные преступления, совершенные в сфере чисто профессиональной деятельности, однако без использования как технических средств, так и должностных (управленческих) функций;
4) неосторожные преступления, совершенные в процессе использования должностных (управленческих) функций.
Известны также и другие варианты классификации неосторожных преступлений.
Однако при любой систематизации неосторожных преступлений характерным для советского уголовного законодательства является установление наказуемости за эти преступные деяния, как правило, при наличии вредных последствий.
В отличие от умышленных преступлений, в неосторожных преступлениях не содержится волевая направленность на достижение тех последствий, которые наступили, т.е. последствия не связаны здесь с целями, устремлениями субъекта.
Если в умышленных преступлениях отношение к социальным ценностям проявляется в направленности сознания и воли виновного на совершение общественно опасного деяния, то в неосторожных преступлениях не содержится такой направленности.
Неосторожные преступления характеризуются, как правило, социально отрицательными свойствами личности: легкомыслием, невнимательностью, неосмотрительностью, пренебрежительным отношением к общим и специальным правилам предосторожности и т.д.
Вместе о тем, неосторожные преступления могут совершаться и в силу особого психофизиологического состояния личности: усталость, забывчивость, неустойчивость внимания и т.п.. однако при условии, что лицо при должной мобилизации сознания и воли должно было и могло предвидеть и предотвратить общественно опасные последствия.17
Как видно из законодательного определения неосторожности, ответственность за преступления, совершенные по неосторожности. обычно наступает в случае причинения общественно опасных последствий. При их отсутствии само по себе действие или бездействие и большинстве случаев не влечет уголовной ответственности. Лишь в отдельных случаях законодатель допускает ответственность за совершенные по неосторожности действия вне зависимости от наступления общественно опасных последствий (например, разглашение государственной тайны) либо за такие действия, которые создавали угрозу причинения тяжких последствий (например, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах).
Новый УК впервые законодательно закрепил деление неосторожности на виды, хотя оно давно используется в теории уголовною нрава и на практике. Закон рассматривает как виды неосторожности легкомыслие и небрежность. Преступление признается совершенным но легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (или бездействия), но без достаточных к тому основании самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (часть вторая ст 26 УК).
Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение - его волевой элемент.
Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствии, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем, поскольку легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторожности, установленных для предотвращения вреда, осознанность повеления делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с небрежностью. Лицо, действующее по легкомыслию, всегда сознает отрицательное значение возможных последствий для общества, и именно поэтому стремится к предотвращению этих последствий. Следовательно, при легкомыслии виновный сознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия.
Таким образом, интеллектуальный момент легкомыслия состоит из трёх слагаемых: 1) сознание общественной опасности деяния, содержащего потенциальную угрозу причинения тяжких последствий; 2) предвидение лицом абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий; 3) сознание наличия реальных факторов, сил и обстоятельств, способных, по мнению виновного, предотвратить наступление общественно опасных последствий.18
Оба указанных момента имеют равноценное значение, поэтому признание деяния совершенным по неосторожности в виде преступной самонадеянности возможно только при наличии обоих названных моментов.
Например, водитель автомобиля, видя переходящего дорогу человека, не снижает скорости движения, рассчитывая, что высокая квалификация и большой опыт вождения позволят ему объехать пешехода или что последний, заметив машину, остановится. Однако опыта и ловкости шофера оказалось недостаточно, чтобы предотвратить наезд (переходивший дорогу человек был травмирован).
В приведенном примере наличествует и предвидение шофера возможности наступления общественно опасных последствий, и легкомысленный расчет на предотвращение этих последствий, т.е. налицо неосторожная вина в виде легкомыслия19.
Судить о том, как относилось лицо к наступившим общественно-опасным последствиям можно в определенной мере по объективным признакам конкретного преступного деяния. При определении содержания преступной стороны необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств данного преступления и учитывать, в частности, место, время, способ, обстановку его совершения, предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.
Разумеется, необходим всесторонний, глубокий анализ и всех других обстоятельств конкретного дела. Несоблюдение этих требований может привести к неправильной квалификации содеянного.
Рассмотрим пример судебной практики.
Так, например, К. был осужден по ч.1 от. 218 и ст. 103 УК. Он признан виновным в незаконном хранении огнестрельного оружия и умышленном убийстве шестилетней девочки, совершенных при следующих обстоятельствах.
3. (осужденный по этому же делу) передал К. самодельный пистолет. К. хранил его у себя дома. 13 октября 1974 г. К. в 18 час. 30 мин. на берегу пруда произвел несколько выстрелов, одним из которых была смертельно ранена шестилетняя девочка. Виновным себя К. признал частично. По его словам, производя выстрелы из пистолета, он убивать никого не хотел, девочку не видел и не предполагал, что заряд может пролететь большое расстояние.
Как видно из материалов дела, расстояние между осужденным и потерпевшей в момент выстрела составляло около 205 м, разделяли их пруд, болото с осокой и камышами высотой около двух метров, за которыми вдоль забора шла потерпевшая. Выстрелы К. производил в 18 час. 30 мин. 13 октября, т.е. в такое время, когда было темно.
При таких данных К. должен нести ответственность за неосторожное убийство, поскольку, стреляя вечером в сторону забора, он предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Эти действия осужденного свидетельствуют об его неосторожной вине и необоснованно расценены судом как умышленные.
На основании изложенного судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР приговор (и все последующие судебные решения) в отношении К. изменила, переквалифицировав его действия со ст. 103 на ст. 106 УК РСФСР.20
Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствии, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (часть третья ст. 26 УК).
Небрежность -- это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствии своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных. Однако их непредвидение вовсе не означает отсутствия всякого психического отношения к наступлению таких последствий, а представляет особую форму этого отношения. Непредвидение последствий при небрежности свидетельствует о пренебрежении лица к требованиям закона, правилам общежития, интересам других лиц.
Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствии, не превращает реальную возможность в действительность. Преступная небрежность представляет своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действии, где волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого виновным действия или бездействия и отсутствием волевых актов поведения, направленных на предотвращение общественно опасных последствии.
Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.
Отрицательный признак небрежности - непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствии - включает, во-первых, отсутствие сознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возможность предвидения - субъективный критерии небрежности.
Объективный критерии небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, на должностном статусе виновного, на профессиональных функциях или на правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении. Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным. При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий неизбежности) необходимо еще установить, что лицо имело реальную возможность в данном конкретном случае предвидеть наступление общественно опасных последствий (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.
Рассмотрим пример.
Ленинским районным народным судом г. Красноярска Шибанов осужден по ст. 103 УК РСФСР.
Он признан виновным в совершении умышленного убийства без отягчающих обстоятельств. 19 ноября 1993 г. Шибанов, находясь в своей квартире, во время употребления спиртных напитков со своим другом Федотовым и возникшей при этом ссоры, произвел выстрел из имеющегося у него обреза гладкоствольного охотничьего ружья в Федотова, в результате чего смертельно ранил его в голову.
Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда приговор суда оставила без изменения.
Президиум Красноярского краевого суда протест прокурора края о переквалификации действий Шибанова со ст. 103 на ст. 106 УК РСФСР оставил без удовлетворения.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора и переквалификации действий Шибанова со ст. 103 на ст. 106 УК РСФСР.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 марта 1996 г. протест удовлетворила, указав следующее.
Как видно из материалов дела, Шибанов с Федотовым находились в дружеских отношениях. Летом 1993 года Шибанов передал Федотову имевшийся у него неисправный обрез для самообороны в период поездки на отдых. Федотов обещал отремонтировать оружие и вернуть его, как только минует надобность в нем. 19 ноября 1993 г. в восьмом часу вечера Шибанов пришел в дом Федотова и пригласил его к себе в гости. В квартире Шибанова они выпили бутылку водки. В десятом часу вечера Федотов из пальто достал обрез, взял его в правую руку и в беседе с Шибановым, находясь за столом, бесцельно размахивал оружием перед его лицом. Шибанову эти его действия не понравились, и он попросил Федотова убрать обрез, однако тот, не обращая внимания, продолжал разговор. Шибанов со словами "маши обрезом перед своим носом" резко повернул руку Федотова, в которой находилось оружие, в его, Федотова, сторону, в результате чего неожиданно произошел выстрел, и Федотов с ранением в голову упал на пол. Повернув руку Федотова, он, Шибанов, на спусковой крючок обреза не нажимал, не знал и не предполагал, что может произойти выстрел.
После случившегося Шибанов пришел к соседке Кристелюк, из квартиры которой по телефону вызвал "скорую медицинскую помощь" и милицию.
На следствии и в суде Шибанов утверждал, что 19 ноября 1993 г. во время употребления спиртных напитков он с Федотовым не ссорился, не дрался, отношения были дружескими, умысла убить своего друга у него не было. В начальной стадии следствия он из чувства страха за содеянное дал показания, что якобы кто-то выстрелил в Федотова с лестничной площадки. Смерть потерпевшего он глубоко переживает и сожалеет о случившемся.
Результаты следственного эксперимента с участием судебно-медицинского эксперта не противоречат показаниям Шибанова об обстоятельствах причинения ранения Федотову. Федотова - жена погибшего пояснила о том, что у мужа с Шибановым были дружеские отношения. Вечером 19 ноября 1993 г. к ним пришел Шибанов, позвал мужа, и они ушли. Их отношения в этот день, как и раньше, были доброжелательными. О наличии дружеских отношений между Шибановым и Федотовым подтвердили в суде их общие знакомые - свидетели Лобовцев и Касьянов.
Показания Шибанова о передаче обреза Федотову подтвердил свидетель Голденок, который пояснил, что в сентябре 1993 г. к нему обращался Федотов с просьбой отремонтировать обрез.
Поскольку суд не установил умысла Шибанова на убийство Федотова и в деле не имеется таковых доказательств, следует признать, что Шибанов грубо нарушил правила обращения с оружием, резко направил кисть руки с обрезом Федотова в его сторону, полагая, что выстрела не произойдет. В сложившейся ситуации Шибанов должен был и мог предвидеть возможность выстрела, а поэтому его действия следует квалифицировать как убийство, совершенное по неосторожности в результате преступно-небрежного обращения с оружием.21
Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Это означает, что возможность предвидения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индивидуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия была в принципе разрешимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять правильно воспринять информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий. Иллюстрацией небрежности может служить следующее дело.
Ш. первоначально был осужден за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения и за хулиганство. Как было установлено, при совершении хулиганских действий Ш. подбежал к Шт., пытаясь нанести ему удар, но, не удержавшись на ногах, сбил его с ног и сам упал на нею. При падении на асфальт Шт. получил тяжкие телесные повреждения. Судебная коллегия но уголовным делам Верховного Суда РСФСР пришла к выводу, что, "сбивая Шт. с разбега своим телом и падая на нею, Ш. не предвидел возможности наступления тяжких последствии, но мог и должен был их предвидеть"22, в связи с чем его действия должны квалифицироваться не как умышленное, а как неосторожное причинение тяжких телесных повреждений.
Являясь видом неосторожной вины, небрежность имеет некоторое сходство с преступным легкомыслием. Общим для интеллектуального элемента обоих видов неосторожности является то, что виновный не предвидит реальной возможности наступления общественно опасных последствий (т.е. их возможности в данном конкретном случае), хотя такую возможность он мог предвидеть. Различие же состоит в том, что при легкомыслии лицо предвидит абстрактную, т.е. в других сходных ситуациях, возможность наступления вредных последствий, и поэтому сознает потенциальную опасность своих действии, тогда как при небрежности оно ни в какой форме не предвидит возможности наступления таких последствий, а следовательно, не сознает даже потенциальной опасности избранного способа поведения.
Сходство между легкомыслием и небрежностью по волевому элементу заключается в отсутствии положительного отношения к наступлению общественно опасных последствий. Но при преступном легкомыслии лицо, предвидя возможность наступления вредного результата, сознательно совершает потенциально опасные волевые действия, стремясь использовать определенные факторы в своих интересах, т.е. для предотвращения опасных последствий. А при небрежности волевые усилия представляются липу либо общественно полезными, либо общественно нейтральными.23
Как форма психического отношения лица к деянию и его последствиям небрежность занимает промежуточное положение между легкомыслием и случайным, невиновным причинением вреда.
Рассмотрим пример судебной практики.
Органами предварительного следствия Левжинский обвинялся в неосторожном убийстве Салахова, совершенном при следующих обстоятельствах.
3 ноября 1989 г. несовершеннолетние Левжинский, Малахов, Заев, Рубаник, Харюзов и Салахов приехали в охотничье зимовье. За ужином они выпили бутылку вина, после чего около зимовья по очереди стали стрелять по пустым банкам и бутылкам из самодельного пистолета, заряжая его патронами кольцевого воспламенения и дробью-картечью. Сделав несколько выстрелов, Салахов, Харюзов и Рубаник вернулись в зимовье и сели за стол у окна, затянутого двумя слоями полиэтиленовой пленки, а Левжинский, Малахов и Заев продолжали стрелять.
Около 18 час., в сумерках, Левжинский, будучи близоруким и находясь в нетрезвом состоянии, зарядил пистолет и со взведенным курком стал бегать около зимовья в поисках более крупной мишени, по которой можно произвести выстрел. Пробегая мимо окна зимовья, Левжинский споткнулся и, падая, непроизвольно нажал на курок пистолета. Произошел выстрел, которым сидевшему в зимовье напротив окна Салахову было причинено проникающее огнестрельное ранение левой половины грудной клетки с повреждением легкого, повлекшее обильное кровотечение в левую плевральную полость и острое малокровие, от которого наступила смерть.
Шкотовским районным народным судом Приморского края Левжинский был оправдан в совершении преступления, предусмотренного ст. 106 УК, за отсутствием в его действиях состава преступления.
В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.
Постановлением президиума Приморского краевого суда оставлен без удовлетворения протест прокурора края, в котором ставился вопрос об отмене приговора и кассационного определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене всех судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение. При этом он указал, что обращение с огнестрельным оружием и тем более в непосредственной близости от людей предполагает соблюдение повышенных мер предосторожности. Левжинский эти требования знал, однако грубо пренебрег ими. Находясь в нетрезвом состоянии и передвигаясь в сумерках с заряженным пистолетом в положении спускового крючка на боевом взводе, он не соблюдал элементарных мер предосторожности, допустил преступную самонадеянность, выразившуюся в том, что в непосредственной близости от окна зимовья, за которым находились люди, стал прыгать через ведро, наполненное водой, споткнулся, в результате чего и произошел выстрел, которым был убит Салахов. Хотя наступление этих последствий Левжинский не предвидел, однако по обстоятельствам дела должен был и мог их предвидеть.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 21 апреля 1993 г. протест оставила без удовлетворения, указав следующее.
Левжинский, не признавая своей вины в неосторожном убийстве Салахова, показал, что его очередь стрелять была последней. Времени было около 18 час., уже смеркалось. В связи с тем, что зрение у него не очень хорошее, он решил найти более крупную мишень. С заряженным пистолетом в руке он заглянул в зимовье, где в это время ужинали Рубаник, Харюзов и Салахов, и спросил у ребят банку, но подходящей там не оказалось. Тогда находившийся на улице Малахов сказал ему, что банка есть около зимовья. Он побежал вдоль зимовья в указанное ему место и, пробегая мимо окна зимовья, где стояло ведро с водой, споткнулся. Падая, он пытался удержать равновесие, взмахнул руками и, видимо, непроизвольно нажал на спусковой крючок, произошел выстрел. Сразу он не придал этому значения. Но когда из зимовья выбежали Рубаник и Харюзов и сказали, что ранен Салахов, он понял, что это произошло от его выстрела. Они пытались оказать Салахову помощь, но тот, не приходя в сознание, скончался. Он, Левжинский, не предполагал, что упадет и произойдет непроизвольный выстрел.
По словам свидетеля Малахова, подтвердившего обстоятельства случившегося, когда Левжинский бежал, он пистолет держал дулом вниз, а когда споткнулся, взмахнул рукой - прозвучал выстрел.
Свидетель Заев показал, что он в это время стоял спиной к зимовью. Услышав выстрел, он оглянулся и увидел, что Левжинский лежит напротив окна зимовья. Из зимовья выбежал Рубаник и сказал, что ранен Салахов.
Как показал свидетель Харюзов, после ужина, сделав несколько выстрелов, он, Рубаник и Салахов вернулись в зимовье, Салахов сел за стол лицом к окну. В зимовье заглянул Левжинский и вышел. Вскоре прозвучал выстрел, и Салахов упал.
Аналогичные показания дал свидетель Рубаник.
Согласно заключению баллистических экспертиз, Салахов мог получить смертельное ранение при обстоятельствах, изложенных Левжинским.
На основании этих доказательств суд обоснованно пришел к выводу о том, что Левжинский, пробегая под окном зимовья с заряженным пистолетом, дуло которого было направлено вниз, не предвидел и не мог предвидеть, что не заметит ведро, споткнется о него, падая, взмахнет руками, непроизвольно нажмет на спусковой крючок и произойдет выстрел в сторону окна зимовья, которым будет смертельно ранен Салахов. С учетом изложенного суд правильно пришел к выводу об отсутствии в действиях Левжинского состава преступления и постановил в отношении него оправдательный приговор.
В протесте не оспариваются фактические обстоятельства дела, установленные судом, однако утверждается, что Левжинский должен был и мог предвидеть наступление смерти Салахова в результате его действий. Но доказательств, подтверждающих это утверждение, в протесте не содержится. То обстоятельство, что Левжинский знал правила обращения с огнестрельным оружием, не опровергает обоснованности вывода суда.24
Отметим, что в советской уголовно-правовой литературе были высказаны предложения о выделении и закреплении в законодательном порядке иных видов неосторожности, которые, по мнению авторов этих предложений, не укладываются в рамки ни преступной самонадеянности, ни преступной небрежности.
В частности, помимо двух известных видов неосторожности (самонадеянности и небрежности) отдельные специалисты выделяют также правовую неосторожность, волевую небрежность и преступное невежество.
Под "правовой неосторожностью" предлагается понимать случаи сознания субъектом всех фактических признаков совершаемого деяния (действия, последствия, причинной связи), соединенного с непониманием без уважительных причин общественно опасного характера деяния. При рассмотрении вопроса о так называемой правовой неосторожности приводится обычно следующий пример: лицо из сострадания к безнадежно больному по его просьбе дает ему смертельную дозу морфия, ошибочно полагая, что его поступок является дозволенным.
Под "волевой небрежностью" понимаются такие случаи, когда субъект, оказавшийся в опасной ситуации, совершает общественно опасное деяние из-за того, что не нашел правильного решения для предотвращения общественно опасных последствий, хотя должен был у. мог найти это решение и не допустить вредных последствий (например, водитель автомашины оказался в аварийной ситуации и по растерянности не нашел правильного решения, позволившего бы избежать аварии; врач не сумел поставить правильного диагноза и спасти больного).
Под "преступным невежеством" имеются в виду случаи причинения общественно опасных последствий, наступление которых субъект не предвидел и по своему невежеству не мог предвидеть, поскольку взялся осуществлять деятельность, требующую специальных познаний, не обладая таковыми.
Специалисты, выделяющие эту разновидность неосторожности, видят "момент вины" в том, что неспособность предвидеть вредные последствия обусловлена неизвинительным характером невежества субъекта.
В теории уголовного права высказывалось также предложение о расширении перечня разновидностей неосторожности за счет так называемой беспечности, сущность которой составляет якобы сознание субъектом общественной опасности своих деяний при непредвидении, но наличия возможности предвидения общественно опасных последствий этих деяний.
В качестве примера названного "вида" неосторожности приводится дело Ш., который, будучи в нетрезвом виде, зашел в палатку девушек, имея при себе заряженное ружье. Одна из девушек попросила у Ш. спички. В момент передачи спичек Ш. задел чем-то спусковой крючок, раздался выстрел, которым одна из девушек была убита.
Более глубокое исследование изложенных вариантов психического отношения лица к содеянному дает основания сделать вывод о том, что все они сводятся либо к самонадеянности, либо к небрежности, т.е. полностью укладываются в законодательное определение неосторожности и не являются качественно самостоятельными.25
3. Отличие легкомыслия от косвенного умысла и преступной небрежности от случая (казуса).
По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но если при косвенном умысле виновный предвидит реальную (т.е. для данного конкретного случая) возможность наступления общественно опасных последствий, то при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобною рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.
Предвидение абстрактной, т.е. отвлеченной от данной конкретной ситуации, возможности наступления общественно опасных последствий характеризуется тем, что виновный не сознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении своих психических сил мог бы осознать что. Он легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению.
Основное, главное отличие легкомыслия от косвенною умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и. наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно.
Иллюстрацией преступления с косвенным умыслом может служить следующее дело. А. был осужден по части первой ст. 218 и п.п. "д" и "з" ст. 102 УК (1960 г.). Он изготовил из приобретенных ранее взрывчатого вещества и электродетонатора взрывное устройство и установил его у входа па свой земельный участок. При попытке группы подростков проникнуть па участок устройство сработало, и взрывом были убиты 3., М. и Г.
В кассационных жалобах осужденный и его адвокат просили переквалифицировать действия А. на ст. 106 УК, считая данное преступление неосторожным. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения, указав следующее. За год до преступления А. уже изготовил и использовал аналогичное взрывное устройство, следовательно имел опыт обращения со взрывчатыми веществами. Незадолго до повторной установки взрывного устройства он высказывал в разговоре со свидетелями намерение напугать лиц, желающих проникнуть на его участок, посерьезнее, чем это сделал в первый раз. Эти обстоятельства, как установила Судебная коллегия, свидетельствуют о том. что А. "сознавал общественную опасность своих действий, предвидел их общественно опасные последствия и сознательно допускал наступление этих последствий".
При преступном легкомыслии в отличие от косвенного умысла сознание и воля лица не безразличны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не только как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), на действия других лиц, механизмов, а также на иные обстоятельства, значение которых он оценивает неправильно. вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому основании.
Ш. был осужден за умышленное убийство подростка О. при следующих обстоятельствах. В целях предупреждения кражи рыбы из мереж он сделал сигнализацию, для чего к мосткам, с которых мережи ставились в реку, провел из своего дома провода и подключил их к электросети напряжением 220 вольт, а в доме установил звонок. При попытке разъединить провода от сигнализации с целью кражи мереж ночью несовершеннолетний О. был убит электротоком. Ш. предвидел возможность наступления тяжких последствии к с целью их предотвращения широко оповестил односельчан о существовании сигнализации под значительным напряжением и просил соседей не подпускать детей к этому месту, а также показывал сигнализацию пастухам. Кроме того, он принял целый ряд технических мер по предупреждению случайного поражения электротоком, к тому же подключал сигнализацию к электросети лишь в ночное время и только тогда, когда он сам находился дома. Поэтому a постановлении по этому делу Пленум Верховного Суда СССР с полным основанием указал, что "в данном случае III. проявил преступную самонадеянносгь, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 вольт, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий". При такой ситуации содеянное Ш. содержит состав не умышленного, а неосторожного убийства.
Расчет, хотя и необоснованный, самонадеянный. на конкретные факторы, способные, по мнению виновною, предотвратить наступление общественно опасных последствии, существенно отличает преступное легкомыслие oт косвенною умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.
Субъективный случай ("казус") представляет причинение вреда без виновного отношения к нему со стороны причинителя. Находясь на границе с таким видом неосторожности, как преступная небрежность, случай отличается от нее отсутствием одного либо обоих критериев, характеризующих небрежность как разновидность вины.26
Хамидов следственными органами был привлечен к. ответственности по ч. 2 ст. 111 УК Таджикской ССР за то, что во время коллективного распития спиртных напитков вместо шампанского налил в пиалу М. серной кислоты, выпив которую, М. получил тяжкие телесные повреждения, от которых впоследствии скончался. Установив, что Хамидов не только М., но всем присутствовавшим, в том числе и себе, наливал в пиалы содержимое бутылки из-под шампанского, которую вынул из полученной от завмага Н. картонной коробки, откуда до этого уже были взяты и распиты две бутылки водки. Судебная коллегия до уголовным делам Верховного Суда Таджикской ССР признала Хамидова виновным по ч. 2 ст. 109 УК республики (неосторожное убийство в результате сознательного несоблюдения правил предосторожности). Рассмотрев дело по протесту Председателя Верховного Суда СССР, Судебная коллегия по уголовным делам этого же суда установила следующее. Бутылка из-под шампанского, наполненная серной кислотой, принадлежала шоферу, М-ву. Как она попала в картонную коробку, в которой находились спиртные напитки, по делу не установлено. Хамидов требовал от завмага Н. 4-5 бутылок водки или коньяка и не знал о том, что Н. положил в коробку лишь две бутылки водки и две бутылки нарзана. Доставая из коробки бутылку из-под шампанского, Хамидов был убежден, что бутылку положил в коробку Н. и что в ней находится шампанское. При таких обстоятельствах Хамидов добросовестно заблуждался относительно содержимого бутылки, не предвидел, "не должен был и не мог предвидеть, что в результате его действий М., равно как и любой другой, может получить тяжкое телесное повреждение и лишиться жизни".27
Приведенный пример иллюстрирует наиболее типичную разновидность субъективного случая: лицо не предвидело, не должно было и (или) не могло предвидеть возможности наступления общественно опасных последствий. Но эта разновидность не единственная. Применительно к материальным составам возможна вторая разновидность казуса: лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и необоснованно, легкомысленно рассчитывало на их предотвращение, однако вопреки его расчету последствия наступают. Случай возможен и применительно к формальным составам и выражается в том, что лицо не сознает, не должно было и (или) не могло сознавать общественно опасного характера совершаемого им действия или бездействия. Эту разновидность казуса П. С. Дагель называет "правовым случаем" (по аналогии с "правовой неосторожностью").
К. был осужден за неосторожное убийство, совершенное при следующих обстоя обстоятельствах. Закурив, он бросил через плечо горяшую спичку, которая попала в лежащую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв паров бензина. При этом дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смертельное ранение. С учетом обстоятельств происшествия, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР пришла к выводу, что смерть С. наступила в результате несчастного случая, поскольку в обязанное т К. не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий, следовательно, он причинил их без вины.
В данном случае "казус" был констатирован из-за отсутствия объективного критерия небрежности. Отсутствие ВИНЫ может быть обусловлено и отсутствием только субъективного критерия небрежности.28
Заключение.
Анализ преступного легкомыслия и преступной небрежности позволяет выявить общие характеристики, отличающие их от умысла я обосновывающие объединение в рамках одной формы вины - неосторожности.
Основное различие между умыслом и неосторожной виной .заключается в направленности воли субъекта.
Многие юристы усматривают волевое содержание неосторожности не "в побочных последствиях деятельности человека, а в самой этой деятельности" 14 и поэтому обосновывают ответственность за неосторожность "неосмотрительностью, невнимательностью, проявленными человеком в поведении, предшествовавшем наступлению вреда". При этом изложенное понимание воли при неосторожности распространяется и на так называемые "деликты упущения" .
Таким образом, отсутствие присущего умыслу положительного (в форме прямого желания или сознательного допущения) отношения к наступлению общественно опасных последствий составляет главное отличие неосторожности от умысла и в то же время одну из общих черт легкомыслия н небрежности. При неосторожности "момент вины" заключается не в "преступной воле", как при умысле, а в неосмотрительности, невнимательности, незаботливом отношении к интересам общества и отдельных граждан.
Вторым общим признаком обоих видов неосторожности, отличающим ее от умысла, является отсутствие у субъекта сознания актуальной общественной опасности совершаемою деяния. При легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность наступления конкретных опасных последствий. поэтому правомерно говорить и о сознании потенциальной опасности совершаемого действия или бездействия. Иначе обстоит дело при небрежности. Здесь виновный ни в какой форме не предвидит наступления общественно опасных последствий, поэтому нет оснований и для постановки вопроса о сознании общественной опасности совершаемого деяния. Такое сознание отсутствует и при причинении непредвидимых последствий в результате сознательного нарушения определенных правил предосторожности (профессиональных или бытовых), поскольку в этих случаях нет предвидения конкретных общественно опасных последствий.
Третьим общим признаком легкомыслия и небрежности является наличие объективной возможности сознания лицом реальной общественной опасности своего поведения. Правда, законодатель для констатации неосторожности не требует устанавливать обязанность и возможность сознания общественной опасности деяния. Но, с одной стороны, такое сознание является предпосылкой правильной оценки обстоятельств деяния н предвидения преступных последствий. А с другой стороны, отсутствие объективной возможности осознать общественно опасный характер своего поведения не позволяет привлечь к уголовной ответственности за причиненный вред лицо, обоснованно считающее такое повеление общественно полезным или общественно нейтральным.
Четвертой общей чертой двух видов неосторожности является то, что они устанавливаются с помощью объективного и субъективного критериев.
Применительно к легкомыслию объективный критерий устанавливает обязанность, а субъективный - возможность правильно (не легкомысленно) оценить обстоятельства совершения деяния и избежать причинения предвидимых общественно опасных последствий. Объективный критерий небрежности предполагает обязанность, а субъективный - возможность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий и на этой основе скорректировать свое поведение в соответствии с необходимыми требованиями предосторожности.
Наличие указанных критериев неосторожности отграничивает ее от субъективного случая (казуса), при котором вред причиняется лицом, не способным или не обязанным оценивать обстановку причинения вреда иначе, чем он сделал, не способным или не обязанным предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий.29
Задание.
Каково правовое и социальное значение испытательного срока при условном осуждении ?

Сущность условного осуждения заключается в том, что суд, вынося обвинительный приговор, назначает осужденному конкретный вид наказания и определяет его размер, но постановляет считать назначенное наказание условным, т.е. не приводить его в исполнение под условием выполнения осужденным определенных требований. Следовательно, юридическая природа условного осуждения состоит в условном освобождении осужденного от реального отбывания назначенного ему наказания.
Основанием применения условного осуждения в соответствии с законом (ч. 1 ст. 73 УК) является возможность исправления осужденного без реального отбывания назначенного наказания. Вывод о наличии такой возможности суд делает на основе учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления, оценки личности виновного, а также смягчающих и отягчающих обстоятельств (ч. 2 ст. 73 УК).
Особенность условного осуждения состоит в том, что судом назначаются два срока: срок наказания и испытательный срок. Срок наказания - это величина постоянная, поскольку наказание фактически не исполняется и угроза его исполнения в полном объеме довлеет над осужденным постоянно в течение всего испытательного срока.
Испытательный срок - это контрольный период времени, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление.30 Его продолжительность определяется видом и размером назначенного наказания. При назначении наказания в виде лишения свободы на срок до одного года включительно либо наказания, не связанного с лишением свободы, испытательный срок назначается судом в пределах от шести месяцев до трех лет включительно. Если же лишение свободы назначается на срок свыше одного года, суд определяет продолжительность испытательного срока в пределах от шести месяцев до пяти лет (ч. 3 ст. 73 УК). Несоблюдение требований, предъявляемых к условно осужденному, влечет одинаковые отрицательные для него последствия независимо от того, на каком этапе испытательного срока обнаружится несоблюдение указанных требований.
При условном осуждении могут быть назначены дополнительные виды наказаний, кроме конфискации имущества (ч. 4 ст. 73 УК), которые реально исполняются во время испытательного срока.
Новым для отечественного законодательства элементом условного осуждения является право суда возложить на условно осужденного исполнение определенных обязанностей. Первая группа таких обязанностей прямо перечислена в ч. 5 ст. 73 УК: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи. Названные обязанности могут быть возложены на осужденного либо в комплексе, либо частично. Помимо прямо указанных в законе суд может возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, обосновав их возложение тем, что они будут способствовать исправлению осужденного (ч. 5 ст. 73 УК).
Контроль за поведением условно осужденного и исполнением возложенных на него обязанностей осуществляется уголовно-исполнительной инспекцией (ч. 6 ст. 73 УК, ст. 187 УИК), а в отношении военнослужащих - командованием воинских частей и учреждений (ч. 6 ст. 73 УК). В зависимости от поведения условно осужденного и его отношения к исполнению возложенных на него обязанностей в течение испытательного срока суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного, может полностью или частично отменить либо дополнить обязанности, возложенные приговором об условном осуждении (ч. 7 ст. 73 УК).
Истечение испытательного срока без нарушения требований, предъявляемых к условно осужденному, погашает его судимость, а условно назначенное наказание больше не может быть приведено в исполнение (п. "а" ч. 3 ст. 86 УК). Но в соответствии с законом условное осуждение может быть отменено до истечения установленного судом испытательного срока. Статья 74 УК предусматривает две формы отмены условного осуждения: а) со снятием судимости; б) с обращением приговора к реальному исполнению.
Основанием отмены условного осуждения со снятием судимости является исправление условно осужденного, доказанное его поведением и добросовестным исполнением возложенных на него обязанностей. В этом случае суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции может принять решение об отмене условного осуждения и о снятии с осужденного судимости. Но, поскольку вывод об исправлении осужденного можно сделать на основе оценки его поведения за более или менее длительное время, досрочная отмена условного осуждения со снятием судимости возможна не ранее, чем по истечении половины установленного судом испытательного срока (ч. 1 ст. 74 УК).
Действующим УК впервые предусмотрена возможность продления испытательного срока. Основанием для этого могут служить либо уклонение от исполнения возложенных судом обязанностей (одноразовое), либо совершение нарушения общественного порядка, за которое на условно осужденного было законно и обоснованно наложено административное взыскание. При наличии любого из этих оснований суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции вправе продлить установленный приговором испытательный срок, но не более чем на один год (ч. 2 ст. 74 УК). Закон предусматривает возможность продления испытательного срока только один раз, поскольку при повторном уклонении от исполнения возложенных обязанностей оно признается злостным и влечет для осужденного более строгие последствия.
В целом исполнение условного осуждения заканчивается по истечении испытательного срока. Происходит это автоматически, и лицо считается несудимым, судимость погашается на основании п. "а" ч. 3 ст. 86 УК РФ.
Таким образом, испытательный срок - это составная часть института условного осуждения. Условное осуждение призвано максимально способствовать достижению целей уголовного наказания в отношении осужденных, когда их исправление и перевоспитание может быть осуществлено без изоляции от общества. Применение испытательного срока - это гуманный акт законодательства, который, давая возможность исправиться без изоляции от общества, предполагает строгий контроль за осужденными, применение к ним комплекса воспитательно-профилактических мер.
Библиография.
1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ с изменениями и дополнениями от 27 мая 1998 г. и от 25 июня 1998 г. // Текст Кодекса опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации, 17 июня 1996 г., N 25, ст. 2954, " 360) июня 1996 г.
2. Определение СК Верховного Суда РФ от 3 июня 1993 г. "Невиновное причинение вреда - казус (случай) имеет место, если лицо не предвидело общественно опасных последствий своего действия или бездействия и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть" (Извлечение) // Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1994 г., N 10, стр. 5
Определение СК Верховного Суда РФ от 19 марта 1996 г. "Убийство, совершенное по неосторожности, ошибочно квалифицировано по ст. 103 УК РСФСР" (Извлечение) // Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1997 г., N 2, с. 8
Определение СК Верховного Суда РФ от 21 апреля 1993 г. "Суд постановил оправдательный приговор, не признав в действиях лица состава преступления - неосторожного убийства" (Извлечение) // Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1994 г., N 4, с. 3
5. Волков Б.С. Проблема воли и уголовная ответственность. Казань, 1965
6. Ворошилин Е.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. (Учебное пособие). М., МГУ, 1987
7. Дагель П.С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. М., "Юрид. лит.", 1977
8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. Под общей редакцией Генерального прокурора РФ, профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. - М.: Издательская группа ИНФРА*М-НОРМА, 1996
9. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации./ Отв. ред. А.И. Бойко. - Ростов-на-Дону, Изд-во "Феникс", 1996
10. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации./ Ответственный редактор - доктор юридических наук, профессор А. В. Наумов. М.: Фонд "Правовая культура", 1996
11. Номоконов В.А. Установление неосторожной вины. // в книге "Проблемы борьбы с преступной неосторожностью": Владивосток, 1978, с. 42-51
Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. Учебное пособие. М.: ВЮЗИ, 1980
Рарог А.И. Вина и квалификация преступлений. Учебное пособие. М.: ВЮЗИ, 1982
Рарог А.И., Степалин В.П. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах: Учебное пособие / Под ред. А.И. Рарога. - М.: Юристъ, 1999
15. Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996
16. Угрехелидзе М.Г. Об одном аспекте взаимосвязи объективной и субъективной сторон преступления. // в книге "Проблемы борьбы с преступной неосторожностью": Владивосток, 1978, с. 36 - 42
Волков С. В.

1 Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996 С. 178 2 Дагель П.С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. М., "Юрид. лит.", 1977 С. 4 3 Кудрявцев В. Правовая наука и актуальные проблемы социалистической законности. - "Коммунист", 1976, № 2, с. 87 - 88 4 Номоконов В.А. Установление неосторожной вины. // в книге "Проблемы борьбы с преступной неосторожностью": Владивосток, 1978, С. 42 5 Дагель П.С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. М., "Юрид. лит.", 1977. С. 116 6 Ворошилин Е.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. (Учебное пособие). М., МГУ, 1987 С. 7 7 Угрехелидзе М.Г. Об одном аспекте взаимосвязи объективной и субъективной сторон преступления. // в книге "Проблемы борьбы с преступной неосторожностью": Владивосток, 1978, с. 36 - 42 8 Ворошилин Е.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. (Учебное пособие). М., МГУ, 1987 С. 9 9 Некоторыми учеными субъективная сторона преступления отождествляется с виной, в которую, по их мнению, входят мотив и цель (см.: Дагель П.С., Котов Д.П Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974: Утспскип Б.С. Вина в советском уголовном праве. М., 1950, с. 139-165; 10 Рарог А.И., Степалин В.П. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах: Учебное пособие / Под ред. А.И. Рарога. - М.: Юристъ, 1999, С. 89 11 Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996 С. 162 12 Ворошилин Е.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. (Учебное пособие). М., МГУ, 1987 С. 6-7 13 Определение СК Верховного Суда РФ от 3 июня 1993 г. "Невиновное причинение вреда - казус (случай) имеет место, если лицо не предвидело общественно опасных последствий своего действия или бездействия и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть" (Извлечение) // Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1994 г., N 10, стр. 5 14 Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации./ Отв. ред. А.И. Бойко. - Ростов-на-Дону, Изд-во "Феникс", 1996 С. 40 15 Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996 С. 164 16 Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996 С. 165 17 Ворошилин Е.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. (Учебное пособие). М., МГУ, 1987 С. 44 18 Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. Учебное пособие. М.: ВЮЗИ, 1980 С. 66 19Ворошилин Е.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. (Учебное пособие). М., МГУ, 1987 С. 45 20 Бюллетень Верховного суда РСФСР. 1977. № 10. С.4. 21 Определение СК Верховного Суда РФ от 19 марта 1996 г. "Убийство, совершенное по неосторожности, ошибочно квалифицировано по ст. 103 УК РСФСР" (Извлечение) // Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1997 г., N 2, с. 8 22 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1985. ? 4. с.7 23 Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996 С. 185 24 Определение СК Верховного Суда РФ от 21 апреля 1993 г. "Суд постановил оправдательный приговор, не признав в действиях лица состава преступления - неосторожного убийства" (Извлечение) // Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1994 г., N 4, с. 3 25 Ворошилин Е.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. (Учебное пособие). М., МГУ, 1987 С. 53 26 Рарог А.И. Вина и квалификация преступлений. Учебное пособие. М.: ВЮЗИ, 1982 С. 27 - 28 27 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971, ? 5, с. 30. 28 Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996 С. 186 29 Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. Учебное пособие. М.: ВЮЗИ, 1980 С. 78 - 79 30 Рарог А.И., Степалин В.П. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах: Учебное пособие / Под ред. А.И. Рарога. - М.: Юристъ, 1999. С. 181 1

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Источники международного гражданского процесса
 Мотивация работников предприятия в рыночной системе хозяйствования
Ваши отзывы
Добрый день, спасибо за оперативность. Буду ждать проверки преподавателя. Еще раз спасибо Вам.
Алексей

Copyright © www.refbank.ru 2005-2020
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат www.refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.