Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Разработка системы управления персоналом на предприятии (на примере ООО "Парус")
 Общие и специальные требования, предъявляемые к рекламе
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Куда вложить деньги? Конечно в недвижимость за...
 Университеты Англии открывают свои двери для Студентов из...
 Бакалавриат в университетах США - выбор Казахстанских...
 Любишь серьезные приключения? Игровой автомат Pirat 2...
 Азартные игры онлайн – залог увлекательных...
 Как быстро взять кредит до 50 000 рублей у частного лица...
 Онлайн-казино Вулкан – самые популярные азартные...
 Стоит ли проходить обучение...
 Инструкция, как правильно играть в игровом клубе...
 Игровой клуб Вулкан – лучшее место для азартного отдыха...
 ЕГЭ сочинение по русскому языку по тексту...
 Азартная игра на игровых автоматах...
 Теперь у вас есть возможность скачать мобильную версию...
 Играем виртуально, получаем реально деньги. Отличные...
 Сочинение по русскому языку 11 класс на тему...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Международное право

реферат

Международный договор



1. Международный договор - основной источник современного международного права. Порядок и стадии заключения международных договоров.
1.1. Международный договор - основной источник современного международного права.
Международные договоры образуют правовую основу межгосударственных отношений, являясь средством поддержания всеобщего мира и безопасности, развития международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава ООН. Международным договорам принадлежит важная роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств и других субъектов международного права.
Право договоров представляет собой отрасль международного права, включающую в себя нормы о создании, действии и прекращении международных договоров.
Нужно сказать, что право договоров - одна из самых кодифицированных отраслей международного права.1
Длительное время единственным источником права международных договоров являлись обычаи. Первый кодификационный акт в области права международных договоров был принят в 1928 году на конференции американских государств. Им явилась Гаванская конвенция о договорах, которая носила региональный характер, так как действовала лишь в Латинской Америке.
С появлением Организации Объединенных Наций и созданием в ее рамках Комиссии международного права кодификация права международных договоров стала одной из главных задач, поставленных перед Комиссией. Комиссия разработала проект статей о праве международных договоров, и на созванной под эгидой ООН конференции, состоявшейся в 1968-1969 годах, была принята Венская конвенция о праве международных договоров. Эта Конвенция, вступившая в силу в 1980 году, касается договоров, заключенных между государствами. В 1978 году на основе проекта статей, подготовленного Комиссией международного права, была принята Конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров, которая, однако до сих пор не вступила в силу.
Появление межправительственных международных организаций и возрастание их роли в международных отношениях повлекли договорное оформление их отношений как с государствам так и между собой. В результате не только появилось больше число таких договоров, но была выработана определенная международная практика, касающаяся заключения, действия и прекращения данной категории договоров. Это вызвало, в свою очередь, необходимость подготовки и принятия специальной конвенции. В этих целях в 1986 году на созванной в Вене под эгидой ООН конференции была принята Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, которая, являясь результатом кодификации и прогрессивного развития международного права, содержит положения, учитывающие специфику договоров с участием международных организаций.
Хотя Венские конвенции. 1978 и 1986 годов и не вступили силу, многие их положения действуют в качестве обычных норм.
Названные конвенции кодифицировали не все действующие обычные нормы в области права международных договоров. В частности, не подверглись кодификации обычные нормы, касающиеся влияния войны на международные договоры. Поэтому наравне с договорными продолжают действовать и обычные нормы.2
Однако международный договор - главный источник современного международного права, что, в частности, подтверждено Уставом ООН и Статутом Международного Суда.
Учитывая значение международного договора как главного источника международного права, Комиссия международного права еще на своих первых сессиях приступила к кодификации норм, относящихся к международным договорам. На основе работы, проделанной Комиссией, в 1968-1969 годах в Вене состоялась Конференция ООН по праву договоров, завершившая кодификацию норм международного права, относящихся к договорам. Конференция выработала Венскую конвенцию о праве международных договоров. Конвенция вступила в силу в 1980 году, СССР присоединился к ней 4 апреля 1986 г. В 1986 году на конференции в Вене принята Конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями.3
Важное место в осуществлении договорной правоспособное государств занимают нормы их внутреннего права. Как правило, такие нормы содержатся в конституциях. Но некоторые государства издали специальные нормативные акты, касающиеся компетенции государственных органов и других вопросов заключения, выполнения и прекращения международных договоров.
В России действует Федеральный закон "О международные договорах Российской Федерации" от 16 июня 1995 г.4 Его положения в основном соответствуют Венским конвенциям о праве международных договоров 1969 и 1986 годов.
1.2. Понятие и виды международного договора.
Международный договор представляет собой международное соглашение, заключенное между государствами и/или другими субъектами международного права в письменной или устной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном или нескольких документах, а также независимо от его конкретного наименования. Международные договоры могут иметь самое различное наименование (пакт, конвенция, протокол, соглашение и т.д.); юридическая сила договора не зависит от его наименования.
Все субъекты международного права обладают правоспособностью заключать международные договоры. Однако такая правоспособность ограничена основными принципами международного права ц другими императивными нормами. Кроме того, следует учитывать, что если основные (суверенные) субъекты вправе заключать договоры практически по любому вопросу, могущему быть предметом международно-правового регулирования, то правоспособность производных субъектов международного права ограничена их учредительными документами, в частности, уставами международных организаций.
Международные договоры не создают прав и обязательств или прав для третьих государств без их на то согласия. Однако государства, не участвующие в договоре, могут применять его положения в качестве обычных норм международного права.
Сторонами в договорах могут быть как государства, так и международные организации. Иногда заключаются договоры с участием лиц, не являющихся субъектами международного права (например, межправительственное соглашение, в котором, помимо государств, участвует крупное предприятие). Такие договоры являются международно-правовыми в части отношений между субъектами международного права, в части, касающейся отношений между государством и предприятием; правила, зафиксированные в договоре, носят частноправовой характер.
В зависимости от субъекта, заключающего договор, различают три вида международных договоров: межгосударственные (заключаемые от имени государства), межправительственные (от имени правительства) и межведомственные договоры (от имени ведомств - органов исполнительной власти).
Международные договоры могут заключаться как в письменной, так и в устной форме. Венские конвенции о праве договоров 1969 г. и 1986 г. регламентируют порядок заключения, исполнения и прекращения только письменных договоров. В отношении устных договоров нормы международного права не кодифицированы и представлены международными обычаями.
Международные договоры, как правило, состоят из преамбулы (в ней обычно указываются цели заключения данного договора, стороны договора и др.), центральной части (предмет договора, права и обязанности сторон), заключительной части (в ней предусматриваются условия вступления договора в силу, срок его действия, порядок прекращения и т.д.). Иногда договоры сопровождаются приложениями, в которых содержатся нормы, поясняющие основной текст, правила процедуры, разрешение споров и т.д. Все части договора имеют одинаковую юридическую силу и применяются с учетом каждой из них.
Двусторонние договоры составляются на языках обеих договаривающихся сторон, причем тексты на обоих языках имеют одинаковую юридическую силу. Иногда двусторонние договоры могут заключаться на трех языках (например, когда в одном из языков недостаточно развита соответствующая терминологическая база). В случае разногласия при толковании такого договора используется текст на языке, которому придана большая сила.
Многосторонние международные договоры составляются, как правило, на одном или нескольких языках. На остальные языки делаются официальные переводы, которые заверяются депозитарием договора и затем передаются участникам договора. Например, Устав ООН составлен на пяти языках: русском, английском, французском, испанском, китайском. Только тексты на этих языках являются официальными текстами Устава, остальные тексты представляют собой заверенные переводы.
1.3 . Заключение международных договоров
Выступать от имени государства при разработке текста договора, подписании договора и т.п. может лишь лицо, наделенное для этого необходимыми полномочиями. Полномочия - это документ, исходящий от компетентного государственного органа, посредством которого одно или несколько лиц назначаются представлять данное государство в целях ведения переговоров, принятия договора или установления его аутентичности, выражения согласия на обязательность договора или совершения иного акта, относящегося к договору. Без полномочий считаются представляющими свое государство главы государств, главы правительств, министры иностранных дел (по всем актам, относящимся к заключению договора); главы дипломатических представительств (для принятия текста договора между их государством и государством, при котором они аккредитованы); представители государств на международных конференциях или в международных организациях (для принятия текста договора на конференции или в организации).
При заключении двусторонних договоров стороны обмениваются своими полномочиями, если договор многосторонний - сдают их в оргкомитет конференции либо в соответствующий орган международной организации.
Можно выделить следующие стадии заключения международных договоров: выработка текста и установление его аутентичности; принятие текста договора; выражение согласия на обязательность договора.
1.Выработка текста и установление аутентичности.
Разработка текста договора может происходить на переговорах, на специально созываемых международных конференциях, в рамках международных организаций. Так, конвенции о праве договоров 1969 г. и 1986 г. принимались на международных конференциях по кодификации права договоров, Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. - на Генеральной Ассамблее ООН, Конвенция о принудительном и обязательном труде 1929 г. - в рамках МОТ и т.п. Двусторонние договоры разрабатываются в основном на переговорах соответствующих государств. После того как текст договора согласован, необходимо установить его аутентичность.
Установление аутентичности означает, что текст договора окончателен и изменениям не подлежит. Установление аутентичности договора производится путем его парафирования (постановки под договором инициалов уполномоченных лиц), подписания, подписания ad referendum (подписания договора с условием последующего одобрения компетентным государственным органом), включения текста в заключительный акт конференции или в резолюцию международной организации об одобрении договора. Если после процедуры установления аутентичности договора стороны решат внести в текст изменения или дополнения, аутентичность подлежит новому установлению.
2.Принятие текста договора
Текст договора может приниматься либо голосованием (единогласно, простым большинством, большинством в две трети голосов или иным большинством по соглашению сторон), либо консенсусом (без голосования, при отсутствии возражений участников переговоров. Если поступает хотя бы одно возражение, текст договора не Может быть принят до тех пор, пока не будут изменено соответствующее положение договора или возражение не будет снято). Если договор разрабатывается в рамках международной организации, текст может приниматься путем голосования за резолюцию об одобрении договора (например, на заседании Генеральной Ассамблеи ООН). Текст договора, разрабатываемый на конференции, может приниматься также путем включения его в заключительный акт конференции, совещания.

3. Согласие на обязательность договора
Согласие на обязательность договора может выражаться путем подписания, ратификации, утверждения, принятия, присоединения к договору, обмена документами.
Подписание. Необходимо учитывать, что подписание договора может выражать как стадию заключения договора (установление аутентичности текста), так и форму выражения согласия на обязательность договора, если договор предусматривает, что подписание имеет такую силу, или стороны договорились об этом в процессе переговоров, либо такое намерение вытекает из полномочий представителя, или иным образом это было выражено во время переговоров.
Согласие на обязательность договора может также выражаться путем обмена документами, образующими договор, или иными документами (нотами, письмами и др.), если это предусмотрено этими документами или иным образом установлена договоренность сторон об этом. В некоторых случаях согласие на обязательность договора может выражаться путем обмена ратификационными грамотами, документами об утверждении или присоединении к договору, посредством депонирования соответствующих грамот у депозитария, уведомления о них договаривающихся государств.
Согласие на обязательность выражается принятием ил" утверждением на условиях, подобных тем, которые применяются при ратификации.
Согласие государства выражается присоединением: если такая возможность предусмотрена договором; государства договорились, что такое согласие может быть выражено путем присоединения.
Ратификация договора означает дачу государством согласия на обязательность договора. Согласие на обязательность договора выражается ратификацией: если это предусмотрено в самом договоре или вытекает из полномочий представителя государства; если государства договорились об этом во время переговоров; если договор подписан под условием ратификации (ст. 14 Конвенции о праве международных договоров 1969 г.). Ратификация происходит в различных сторонах в различном порядке, но этот порядок обязательно регламентируется конституциями.
Конституцией США предусмотрено, что международные договору заключаются Президентом при условии их одобрения двумя третями присутствующих сенаторов (разд. 2 ст. II). Сходное регулирование содержится в Конституции Италии, согласно которой ратификация осуществляется Президентом при условии уполномочия его на это палатами Парламента (ст. 80 и 87). Во Франции в соответствии с Конституцией "Президент... ведет переговоры о заключении договоров и ратифицирует их" (ст. 50). На практике же в принципе порядок ратификации идентичен американскому, но с той разницей, что от имени Президента договоры подписывают премьер-министр или министр иностранных дел, которые затем передают договор на рассмотрение парламента. В других государствах ведущая роль в процессе ратификации принадлежит парламенту (ФРГ, Венгрия и др.) . В России договоры ратифицируются Государственной Думой с последующим обязательным рассмотрением этого вопроса Советом Федерации (ст. 106 Конституции РФ).
Депозитарий договора хранит подлинник международного договора и выполняет в отношении этого договора определенные функции, в частности, принимает на хранение ратификационные грамоты, документы об оговорках, извещает участников договора о поступивших документах и т.д. В качестве депозитария могут выступать правительство государства, международная организация или ее главное должностное лицо.
Международный договор подлежит регистрации и опубликованию. Согласно ст. 102 Устава ООН международную регистрацию договоров осуществляет Секретариат ООН. Договоры, не зарегистрированные в ООН, не теряют юридической силы, однако государства не вправе ссылаться на них в органах системы ООН. Секретариат ООН организует публикацию зарегистрированных договоров.
Договор вступает в силу в порядке и с даты, предусмотренных в самом договоре или согласованных между участвующими в переговорах государствами. При отсутствии такой договоренности договор вступает в силу, как только будет выражено согласие всех участников переговоров на обязательность для них договора. Договор также может вступать в силу в момент обмена ратификационными грамотами, документами о присоединении, сдачи на хранение установленного числа ратификационных грамот или через определенный срок после этого.5
Международные договоры РФ как составная часть её правовой системы.
В настоящее время Российская Федерация является участницей примерно двадцати тысяч действующих международных договоров. Расширение договорных связей России с другими странами обусловило необходимость совершенствования внутригосударственного законодательства, регламентирующего заключение ею международных договоров. Одним из важнейших актов российского законодательства в этой области является Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации" от 15 июля 1995 г. Он основан на положениях Конституции РФ 1993 г. и общепризнанных нормах договорного права, отраженных в Венских конвенциях о праве международных договоров с участием государств (1969 г.) и договоров с участием международных организаций (1986 г).6
Международный договор Российской Федерации определяется в упомянутом Федеральном законе 1995 г. как международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством или государствами либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Существенным моментом в этом определении является то, что соглашение должно регулироваться международным правом, в отличие от соглашений, обязывающих государства политически, но не порождающих юридических обязательств как, например, многие соглашения в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.
Закон различает три категории международных договоров в зависимости от уровня договаривающихся сторон:
межгосударственные,
межправительственные и
договоры межведомственного характера.
Межгосударственные договоры заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями, как правило, на самом высоком уровне - от имени Российской Федерации. Например, договоры о дружбе и сотрудничестве, заключенные Российской Федерацией в 1991-1996 гг. с Болгарией, Венгрией, Венесуэлой, Францией и другими странами.
Во вторую категорию международных договоров России входят договоры, заключаемые на уровне Российского Правительства. В преамбуле таких договоров упоминается Правительство РФ, и от его имени подписываются договоры. Примерами таких договоров могут служить: Конвенция между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и прирост стоимости имущества 1994 г.; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики об основных принципах и направлениях экономического сотрудничества на период до 2000 г.
Договоры третьей категории заключаются федеральными органами исполнительной власти - министерствами, государственными комитетами и другими подведомственными Российскому Правительству органами с аналогичными органами других государств по вопросам, входящим в их компетенцию.
По числу участников международные договоры бывают двусторонними и многосторонними. Среди многосторонних договоров с участием Российской Федерации особо важное значение имеют договоры универсального характера, представляющие по своему предмету регулирования интерес для всех государств мира. Они предусматривают мероприятия всемирного масштаба - такие, как всеобщее разоружение, запрещение расовой дискриминации, освоение космоса, мирового океана и т.п.
В соответствии с нормами международного права категория, вид и наименование договорного акта (договор, соглашение, конвенция, протокол, обмен письмами или нотами и т.д.) не влияют на его юридическую силу. Договор обязателен для его сторон, которыми являются государства, правительства или ведомства и которые осуществляют права и несут по нему обязанности. Стороны обычно перечислены в преамбуле договора, и он подписывается от их имени: за Российскую Федерацию, за Правительство Российской Федерации или за соответствующее российское ведомство. При этом следует подчеркнуть, что международные договоры межведомственного характера обязательны лишь для заключивших их ведомств; ни государство, ни правительство никакой ответственности по ним не несут.
Согласно Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством, то применяются правила международного договора (п.4 ст.15).
Эти положения почти дословно воспроизводятся в Законе "О международных договорах Российской Федерации" (п.1, 2 ст.5). Они устанавливают принципиально новый порядок взаимодействия международного и внутреннего права - отвечающий реалиям современной международной жизни. В настоящее время не существует договоров, в которых участвовали бы все государства, а для не участвующего в договоре государства его положения не имеют силы. Значение общепризнанных принципов и норм международного права состоит именно в том, что они создаются международным сообществом в целом и становятся обязательными для всех государств. Это принцип суверенного равенства государств, принцип неприменения силы и угрозы силой и др. Если положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации не требуют издания внутригосударственных актов для применения, они действуют в нашей стране непосредственно.
Пункты 1, 2 ст. 5 Закона воспроизводят положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, которые установили принципиально новый, отвечающий современным требованиям порядок взаимодействия международного и внутреннего права. Значение новеллы объясняется тем, что общее, обязательное для всех государств международное право состоит из обычных норм, поскольку договоры, в которых участвовали бы все государства, отсутствуют, а для не участвующего в договоре государства его положения не имеют силы. В отличие от этого общепризнанные, обычные нормы создаются международным сообществом в целом, т.е. достаточно представительным большинством государств, и становятся обязательными для всех, за исключением тех государств, которые регулярно против них возражают.
Обычные нормы могут формулироваться в договорах и даже в актах, не обладающих юридической силой, например, в резолюциях международных организаций. Статус общепризнанных они обретают в результате последующего признания их в качестве таковых. Так, два пакта о правах человека имеют юридически одинаковый статус. Однако Пакт о гражданских и политических правах ратифицирован большинством государств, которые признали за его положениями характер общепризнанных норм. В то же время число ратификаций Пакта об экономических и социальных правах сравнительно невелико и ряд государств заявили о неприемлемости для них Пакта, а поэтому содержащиеся в нем нормы носят договорный характер и обязательны лишь для участников. Всеобщая декларация прав человека является резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН и потому обладает силой рекомендации. Тем не менее ее положения признаны в качестве норм общего международного права. На нее ссылаются государства, их суды и Международный Суд как на доказательство существования обычных норм с соответствующим содержанием. Для применения общепризнанной нормы судом важно установить наличие признания ее страной суда.
В литературе высказывается критическое мнение относительно включения в правовую систему страны всех общепризнанных принципов и норм международного права на том основании, что многие из них предназначены для регулирования только межгосударственных отношений. Действительно, эти принципы и нормы, как и международное право в целом, предназначены для регулирования межгосударственных отношений. Однако, будучи включенными в национальную правовую систему, они обретают новое юридическое качество. В частности, Конституция РФ обязала все органы государственной власти следовать этим принципам и нормам, создав конституционную гарантию соблюдения общепризнанных принципов и норм.
Как свидетельствует практика, возможно применение судами даже таких общепризнанных принципов, которые, казалось бы, относятся исключительно к сфере межгосударственных отношений. Так, при обосновании постановления Конституционного Суда от 31 июля 1995 г. применены такие общепризнанные принципы, как территориальная целостность государства и самоопределение. Постановление прямо ссылается на Декларацию принципов международного права 1970 г.
Включив принципы и нормы международного права в правовую систему страны, Конституция не определила достаточно четко их место в этой системе. Ответ на вопрос может дать совместный анализ обеих правовых систем. Общепризнанные принципы и нормы представляют собой юридическую основу международного сообщества. Необходимым условием членства в сообществе является уважение его норм. Поэтому правовая система государства должна строиться таким образом, чтобы не только не расходиться с общепризнанными нормами, но и содействовать их реализации. Это нашло отражение в Конституции и ином законодательстве РФ. Конституция принята с сознанием того, что российский народ является частью мирового сообщества. Общепризнанные принципы и нормы включены в правовую систему страны. Закон о договорах закрепил приверженность России "основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств", который предписывает государствам соблюдать свои обязательства по международному праву в законодательной и правоприменительной деятельности.
Конституция положила в основу правовой системы права человека. Содержащей их главе 2 придан особый статус, ее положения не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием (часть 1 ст. 135 Конституции). Не допускается издание законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина (ч. 2 ст. 55). Перечисление в Конституции РФ "основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина" (ст. 55). Соответственно на высшую ступень Конституция поставила общепризнанные нормы международного права о правах человека: "В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией" (ч. 1 ст. 17). Как видно, международные нормы поставлены даже перед Конституцией.
Отмеченные принципы известны и правовым системам других государств. В демократических государствах, как правило, конституции закрепляют классические права человека, а те права, что в них не закреплены, применяются в силу международного права. Так, Конституция закрепила общепризнанный принцип права (nоn bis in idem) в следующей формулировке: "Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление" (ч. 1 ст. 50). Содержащаяся в Пакте о гражданских и политических правах общепризнанная норма является более подробной: "Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан". В этой ситуации статья Конституции должна пониматься с учетом общепризнанной нормы.
Особым статусом пользуются лишь общепризнанные нормы о правах человека. Если же речь идет, например, о соглашении о беженцах или о торговом договоре, определяющих те или иные конкретные права для соответствующих лиц, то они таким статусом не пользуются.
Норма, установившая, что если договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила договора, не дает ответа на важный вопрос: относится ли она ко всем договорам или лишь к определенным их видам? Закон предписывает ратификацию договоров, "устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законом" (п. "а" ч. 1 ст. 15). Совпадающие формулировки Конституции и Закона говорят в пользу того, что ч. 4 ст. 15 Конституции имеет в виду ратифицированные договоры. Именно такое понимание содержится в постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г. В нем говорится, что иные правила договора подлежат применению лишь в том случае, если решение о согласии на обязательность договора было принято в форме федерального закона.
Вместе с тем едва ли можно полагать, что условие ратификации отсутствует в статье Конституции случайно. Здесь, видимо, возможны два варианта: 1) договор вносит достаточно серьезные изменения в законодательство, изменяет или заменяет его правила, устанавливает иные правила; 2) договор устанавливает "иные правила" лишь для конкретного случая, не влияя на действие правила закона в целом, т.е. делает из него исключение для определенной ситуации. В последнем случае договор не обладает приоритетом над законом, ибо речь идет о приоритете применения в конкретном случае. В пользу такого понимания свидетельствует и п. "а" ч. 1 ст. 15 Закона о договорах, согласно которому ратификации подлежат договоры, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом. Это дает основания считать, что имеются в виду "иные правила", которые отменяют или изменяют правила закона, а не делают исключение для конкретного случая. При таком понимании, с одной стороны, обеспечивается стабильность законодательства и уважение его исполнительной властью, а с другой - расширяются возможности обеспечения национальных интересов в конкретных условиях.
Таким образом, сопоставление положений Конституции и Закона о договорах позволяет сделать обобщающий вывод, уточнить понятие "международный договор, устанавливающий иные правила", которое содержится в ч. 4 ст/15 Конституции РФ: "... международный договор Российской Федерации межгосударственного, межправительственного или межведомственного характера, ратифицированный и официально опубликованный".
В свою очередь, данный вывод влечет за собой следующие положения. Все международные договоры РФ согласно ч.4 ст. 15 являются составной частью ее правовой системы, однако не все международные договоры обладают приоритетом перед законами. Даже межгосударственные договоры, не ратифицированные или не опубликованные официально, не могут иметь такого преимущества. Значит, и правила соотношения юридической силы норм законов и договоров в правовой системе РФ различны для договоров, обладающих приоритетом и не обладающих им.
Необходимо также выяснить, в отношении каких нормативных актов РФ обладают преимуществом международные договоры, которые имеются в виду в ч. 4 ст. 15 Конституции. Только ли в отношении законов, как говорит ч. 4 ст. 15? Либо это только обобщающее понятие, и имеются в виду все виды нормативных правовых актов? Кроме того, и законы в действующей правовой системе РФ различаются.
Между тем, если в правовой системе РФ сопоставить юридическую силу всех видов тех и других, получается довольно сложная схема.
Прежде всего очевидно, что в общий ряд нормативных актов, в отношении которых имеют приоритет - договоры, не попадает Конституция РФ. Раньше Коституция страны именовалась также Основным Законом, сейчас:- нет. Скорее всего этим подчеркивается ее особый статус и указывается на значительные различия между ней и законодательством. Иными словами, ее нельзя рассматривать в одном ряду даже с законами, ибо это главный, ведущий, высший нормативный правовой акт страны. Кроме чисто внешнего различия, есть и ряд существенных. Конституция выделяется среди всех иных нормативных актов предметом регулирования, порядком принятия и изменения, юридической силой. Впервые ее особенные признаки зафиксированы с такой полнотой, как это сделано в ст. 15.
Конституция имеет высшую юридическую силу на всей территории России (ч. 1 ст. 15), а это значит, что все действующие на ее территории правовые акты, в том числе международные договоры, не должны ей противоречить. Часть 4 ст. 15 говорит о приоритете договоров над законами, но не над Конституцией. Данные положения подтверждает и развивает ст. 22 Закона о международных договорах, которая называется "Особый порядок выражения согласия на обязательность для Российской Федерации международных договоров": если договор содержит правила, требующие изменения положений Конституции, решение о согласии на его обязательность для РФ возможно в форме федерального закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию. Другой гарантией служит то, что Конституционный Суд РФ может признать не вступивший в силу договор или отдельные его положения не соответствующими Конституции. Такой договор не подлежит введению в действие и применению (ст. 91 Закона о Конституционном Суде РФ).
Иными словами, международным договором РФ не могут быть установлены иные правила, чем предусмотренные Конституцией.
Применительно к роли норм международного права (в частности, в судебном конституционном контроле) проф. В. А. Туманов сказал, что они занимают подчиненное место в правовой системе России по отношению к Конституции, не могут действовать вопреки ей.
Ниже Конституции по рангу находятся федеральные конституционные законы. Конституция (ст. 108) предусматривает особые условия их принятия по сравнению с обычными федеральными законами: квалифицированное большинство депутатов Государственной Думы, обязательное одобрение Советом Федерации (3/4 голосов), обязательное же (без права вето) подписание Президентом и обнародование. Тем не менее нормы такого закона - уже не конституционные нормы и не обладают особенными признаками последних. И хотя в подобных законах, как правило, нет классической нормы о приоритете типа ч. 4 ст. 15 Конституции, не усматривается и каких-либо юридических препятствий, чтобы ратифицированные договоры имели преимущество перед ними. Толкование норм Федерального конституционного закона о судебной системе РФ не столь прямо, но тем не менее подтверждает данную возможность. Статьи 6.1 и 6.2 устанавливают общие правила обязательности постановлений судов на территории РФ. В то же время ст. 6.3 оговаривает, что обязательность на территории РФ постановлений судов иностранных государств, международных судов и арбитражей определяется международными договорами РФ. Иначе говоря, Закон допускает, что договорами могут быть закреплены иные правила обязательности постановлений иностранных и международных судов.
Что касается федеральных законов (не конституционных), то само правило .4 ст. 15, а также подобные нормы в значительной части (если не в большинстве) федеральных законов позволяют сделать однозначный вывод о приоритете перед ними ратифицированных международных договоров. В действующей правовой системе РФ выделяются также законы субъектов Федерации. Представляется упрощенным утверждение в Комментарии к Конституции, что обладает приоритетом в отношении любых законов, как федеральных, так и законов субъектов Федерации...". Такой вывод был бы правомерен раньше, когда правовая система строилась исключительно на принципе централизма - безусловного соответствия и подчинения нижестоящих актов вышестоящим, а международные договоры Союза имели первенство перед законами союзных республик.
Действующая Конституция не дает поводов для аналогичных заключений. Она исходит из иного принципа - распределения компетенции между Федерацией и ее субъектами. Как следствие - субъектам гарантируется вся полнота власти, т. е. исключительная компетенция вне пределов ведения РФ и предметов совместного ведения России и субъектов Федерации (ст. 73), включая принятие законов и иных нормативных правовых актов (ч. 4 ст. 76). В случае же противоречия между таким законом субъекта Федерации и федеральным законом действует первый (ч. 6 ст.76).
В развитие данных положений Закон о договорах предусматривает особый порядок заключения договоров РФ, затрагивающих полномочия субъекта Федерации - по согласованию с его органами государственной власти (ст.4). Иными словами, не только в законотворческой, но и в международной договорной практике Федерация не вправе вторгаться в сферу исключительной компетенции ее субъектов и нарушать их интересы. Приведенное ранее утверждение нуждается, следовательно, в уточнении: договор РФ имеет приоритет перед законами субъектов Федерации, включая законы в сфере их исключительной компетенции, если в последнем случае он заключен по согласованию с заинтересованными субъектами Федерации.
Правда, формулировки ст. 4 юридически аморфны и вызывают двусмысленное толкование. Федеральные структуры свободны от каких-либо обязательств в отношении "согласования" и "рассмотрения предложений" как по срокам и форме реагирования, так и по существу. С учетом требований ст. 73 и 76 Конституции такое согласование и мнения субъектов Федерации представляются обязательными. Думается, в спорных ситуациях заинтересованные субъекты могли бы защищать свои права в порядке конституционного судопроизводства, настаивая на несоответствии Конституции ст.4 Закона.
Норма ч.4 ст. 15 Конституции о приоритете договоров над законами, а также повторяющие ее нормы федеральных законов не упоминают иные виды нормативных актов:
указы Президента, постановления Правительства, нормативные приказы и инструкции министерств и ведомств, акты органов местного самоуправления. Поэтому решение вопроса о приоритете выводится здесь не из буквы, а из духа закона: если прямо закреплен приоритет в отношении законов, то юридически логично полагать, что он действует и в отношении нормативных правовых актов меньшей юридической силы.
Наконец, пожалуй, главный вопрос: каковы правила соотношения юридической силы норм МП и внутреннего права в правовой системе РФ? Задача теперь - соотнести рассмотренные выше виды международных договоров и внутренних нормативных актов. Те и другие действуют в одной правовой системе. Но, скажем, судье важно знать не только то, какое законодательство и какие договоры существуют по такому-то вопросу, но и на основе чего вынести решение - норм закона или договора.
Конституция не дает полного ответа, предусматривая только случай коллизии (ч. 4 ст. 15). Но как быть в нормальных ситуациях, когда между нормами МП и российского права нет противоречия, когда они действуют в одном направлении25? Фактически же проблема еще шире - речь должна идти не только о договорах, имеющих приоритет. В отношении них закон дает четкий ответ. А как соотносятся договоры, не обладающие приоритетом, и внутренние нормативные акты? Ведь такие договоры тоже являются частью правовой системы РФ.
Законодательство, как правило, повторяет конституционную норму, не развивая и не конкретизируя ее. Новые законы, даже прямо предназначенные для судей, тоже не дают точных ориентиров. Так, согласно Федеральному конституционному закону "О судебной системе РФ" (ч. 3 ст. 5) "суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Российской Федерации, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору Российской Федерации, конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, закону субъекта Российской Федерации принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу". Но для этого целесообразно показать соотношение данных актов между собой. В данной же статье они не выстроены в строгий иерархический ряд, статья вообще не затрагивает этот вопрос.
Мало помогут практике и упоминавшиеся научные комментарии к Конституции, законам и кодексам.
В литературе встречаются разные мнения относительно соотношения юридической силы норм международного и внутреннего права. Одни говорят о их равной силе (И. П. Блищенко), другие - о приоритете норм международного права (С. В. Поленина, В. Я. Суворова).
Некоторые авторы соотносят нормы международного права с внутренними с помощью известных правил разрешения коллизий: lex specialis derogat general! (Б. И. Нефедов), lex posterior de rogat priori (И. П. Блищенко). При регулировании международных отношений негосударственного характера применяется первое правило, а при регулировании внутригосударственных - второе (Р. А. Мюллерсон), наконец, еще одно мнение - оба правила действуют одновременно (Э. М. Аметистов). Насколько можно судить, все при этом обосновывают приоритет норм международного права. Но остается вопрос, как быть, если договор принят ранее закона либо если он имеет более общий характер.
Более того, данные правила применяются для разрешения коллизий норм одинаковой юридической силы. В случае же с международными договорами, приоритет которых установлен специальной нормой, действуют не названные правила, а принцип иерархии - приоритет за более высоким по юридической силе актом.
Из того, что нормы международного права в процессе их действия в правовой системе РФ не становятся нормами внутреннего права, а источники международного права - источниками права России, очевидно, что они не выстраиваются и в один иерархический ряд соподчинения внутригосударственных нормативных актов, вопрос соотношения их юридической силы регулируется, прежде всего, не правилами коллизии для норм и актов одного уровня и одной правовой системы, а принципом соотношения международного и российского права.
Комиссия международного права пришла к следующему выводу: "Даже там, где доминирует теория, согласно которой международное право является частью национального права, национальный суд может основывать свое решение на принципах международного права только при отсутствии регулирующего данный вопрос закона, постановления или прецедента..." Четко подметил сущность принципа "Международное право -часть права страны" А. Фердросс: данный принцип свидетельствует лишь о том, что нормы МП приравниваются к внутригосударственным, в силу чего путем издания более поздней нормы закона у нормы МП может быть отнята ее внутригосударственная действенность.
Закрепление норм международного права в ст.15 Конституции России в качестве не части права, а части правовой системы представляется более обоснованным и отвечающим принципу добросовестного выполнения международных обязательств. Следующее же положение в данной статье (о приоритете правил договоров) - напоминание, что договоры нельзя ставить в один ряд с законами. Те и другие - источники действующих в стране правовых норм, но по своему происхождению принадлежат к разным системам права. Поэтому данное положение есть, кроме того, и общее, исходное коллизионное правило соотношения этих источников.
Вместе с тем, как показано ранее, надо различать договоры, обладающие приоритетом по отношению к законам и (или) к иным нормативным актам и не обладающие им. Соответственно и правила соотношения различных видов договоров и законодательства не одни и те же.
Конституция говорит только о договорах, имеющих приоритет над законами. Это межгосударственные и межправительственные ратифицированные и опубликованные договоры. Они же приоритетны и в отношении иных видов нормативных актов, за исключением законов субъектов Федерации в пределах их исключительной компетенции. В последнем случае необходимо согласование с заинтересованными субъектами.
Что касается других видов договоров, то правила их приоритета вытекают не из прямых указаний Конституции или законодательства, а из соотношения иерархии международных договоров и внутригосударственных актов. Как верно подмечено, система заключаемых договоров находится в прямой связи с системой органов и иерархической "лестницей" издаваемых ими внутренних актов.
Нератифицированные межгосударственные договоры, очевидно, обладают преимуществом перед подзаконными нормативными актами, а также перед законами субъектов Федерации с учетом высказанной оговорки.
Нератифицированные межправительственные договоры могут устанавливать иные правила, чем в правительственных и нижестоящих нормативных актах. Их приоритет может быть предусмотрен Правительством как в самом договоре при его заключении, так и в постановлении Правительства в виде отсылочной нормы. Что касается законов субъектов Федерации, то здесь, видимо, тоже действует ограничение ст. 73 и ч. 4 ст. 76 Конституции о сфере их исключительной компетенции.
Наконец, межведомственные договоры обладают приоритетом перед актами соответствующего и нижестоящего уровня в пределах компетенции ведомства.
Во всех иных случаях, когда международные договоры не имеют преимущества перед какими-либо видами внутренних нормативных актов, соотношение их юридической силы основывается на иных правилах. Подобными случаями, в частности, выступают: межгосударственный нератифицированный договор - федеральный закон, межправительственный нератифицированный договор - федеральный закон, межправительственный договор-указ Президента, межведомственный нератифицированный договор - федеральный закон, указ Президента или постановление Правительства.
При отсутствии правил, установленных для таких случаев в законодательстве, вопрос соотношения юридической силы актов, видимо, должен решаться на основе общих коллизионных принципов для актов одной правовой системы. Ведущая роль среди них принадлежит принципу иерархии (для актов разного уровня) - lex superior derogat interior. В нашем примере он применим, скажем, ко второму, третьему и четвертому случаям. Между актами одного уровня действуют принципы преимущества более позднего или более специального акта - lex posterior derogat priori, lex speci-alis derogat generali. Очевидно, данные принципы действуют в первом из приведенных случаев.
Что касается общепризнанных принципов и норм МП, то Конституция не устанавливает соотношения их юридической силы и внутренних актов. Поэтому судьба тех, которые существуют в форме обычных норм, неопределенна. Можно предложить de lege ferenda закрепить приоритет над законодательством РФ норм jus cogens.
Итак, соотношение юридической силы норм международного и внутреннего права РФ не ограничивается только установленным в ч. 4 ст. 15 Конституции приоритетом договоров над законами, а определяется различными коллизионными принципами в зависимости от конкретного вида договора и внутреннего нормативного акта.7
При всех условиях следует исходить из того, что ратифицированные договоры могут отменять или устанавливать любую правовую норму за исключением конституционной. Договоры, утвержденные Правительством, обладают таким же статусом в отношении правительственных и всех нижестоящих актов. Соглашения межведомственного характера не подпадают под действие ч. 4 ст. 15 Конституции и п. 2 ст. 5 Закона и пользуются приоритетом лишь в отношении актов соответствующего ведомства.
На международные договоры распространяется общее положение Конституции об опубликовании законов (ч. 3 ст. 15). Только официально опубликованные договоры могут действовать непосредственно. Некоторые юристы истолковали слово "непосредственно" как означающее прямое применение международных норм помимо национальной правовой системы. Государства имеют разные порядки взаимодействия международного и внутреннего права, но все они определяются последним и уже в силу этого говорить о прямом действии международного права не приходится. Нормы международного права действуют в составе правовой системы страны, а не помимо ее, применяются в соответствии с ее целями и принципами и в установленном ею процессуальном порядке.
Фактически Закон закрепил широко признанное деление договорных положений на самоисполнимые и несамоисполнимые. К первым отнесены положения договоров, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, и только в этом смысле они действуют "непосредственно". Ко вторым отнесены положения, для осуществления которых необходимо издать конкретизирующие их правовые акты и потому они не могут применяться непосредственно. Например, в соглашении о сотрудничестве в области экологии одно из положений обязывает стороны ежемесячно обмениваться отчетами о состоянии атмосферы. Это - самоисполнимое правило. А положение, обязывающее стороны принимать все необходимые меры для охраны окружающей среды, таковым не является.
Возникает вопрос о соотношении договора и изданного для его осуществления правового акта. Применяющий право орган руководствуется правовым актом, который представляет собой официальное понимание государством своих международных обязательств. Лишь в случае явного расхождения применяются правила договора. Будучи включенными в правовую систему страны, международные нормы не утрачивают своей связи с международно-правовой системой. Они должны пониматься в свете иных международных норм и толковаться по правилам международного права. В соответствии с последним определяется действие норм во времени и пространстве.
Таким образом, международное право непосредственно применяется только к государствам; таков механизм его действия. Что же касается непосредственного применения к физическим лицам, то оно возможно в исключительных случаях на основе договора между государствами, которые создают в этих целях соответствующий механизм. Примером может служить Устав Международного военного трибунала в Нюрнберге.
Возможность прямого применения норм международного права предусмотрена и Конституцией РФ (ч. 3 ст. 46). Закреплено право каждого обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, но для этого должны иметься соответствующий договор РФ и быть исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.8
В постановлении Пленума Верховного Суда России от 31 октября 1995 г. N 8 судам при осуществлении правосудия рекомендуется принимать во внимание тот факт, что общепризнанные принципы и нормы международного права наряду с международными договорами являются составной частью правовой системы Российской Федерации (п.5). Хотя в постановлении делается акцент на необходимость применения положений договора в случае, если он устанавливает иные правила, чем предусмотренные российским законодательством, логическое толкование постановления приводит к выводу, что было бы неправильно утверждать, что в таких случаях применимы только закрепленные в международных договорах общепризнанные принципы и нормы международного права.
Закон о международных договорах Российской Федерации распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства-продолжателя СССР. Данное понятие является новым в российской договорной практике.
Обычно в случаях территориальных изменений (слияния государств, их разделения, отделения одного государства от другого) наступает правопреемство государств в отношении международных договоров, которое регулируется нормами международного права, нашедшими свое отражение, в частности, в Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении международных договоров 1978 г. В основе этих норм лежит принцип сохранения стабильности международных договоров. Исключение составляют лишь случаи, когда соответствующие государства договорились об ином или когда применение данного договора в отношении государства-преемника было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило условия его действия.
Так, при образовании единой Германии в 1990 г. ФРГ признала правопреемство по всем договорам между СССР и ГДР, которые отвечали интересам объединенной Германии и СССР. При образовании на территории Югославии ряда независимых государств новые государства признали себя правопреемниками в отношении основной массы договоров между Югославией и СССР. Это было сделано, например, при инвентаризации договорно-правовой базы российско-словенских и российско-хорватских отношений, аналогичный процесс идет в отношениях России с Боснией и Македонией. Иначе обстоит дело с Гонконгом, перешедшим с 1 июля 1997 г. под суверенитет КНР: поскольку Гонконг был колониальным владением Великобритании, все договоры, заключенные ею в отношении этой территории, утратили силу.
Понятие "правопреемник" в отношении России после распада СССР не вписывалось в систему международных правоотношений, которые затрагивали важнейшие проблемы, в том числе проблемы безопасности и сокращения вооружений. Правопреемство не решило бы вопрос об участии России в ООН, в частности, в Совете Безопасности в качестве постоянного члена, т.к. правопреемство не распространяется на членство в международных организациях. 13 января 1992 г. МИД России разослал главам дипломатических представительств в Москве ноту, в которой заявлялось, что Российская Федерация продолжает осуществлять права и выполнять обязательства по всем договорам, заключенным СССР. В соответствии с этой нотой мировое сообщество молчаливо признало за Российской Федерацией статус государства-продолжателя СССР.
Заключение международного договора обычно представляет собой длительный процесс, состоящий из ряда последовательных стадий. Закон о международных договорах Российской Федерации четко и всесторонне определяет весь этот процесс, посвящая этому вопросу большую часть статей.
Важнейшей стадией заключения договора является выражение согласия на его обязательность. Обязательность большинства договоров, заключаемых Россией, оформляется путем подписания. Это объясняется тем, что по Конституции Президент и Правительство наделены достаточно широкой компетенцией, в рамках которой они могут принимать решения, влекущие за собой обязательность договора для России.
В ряде случаев подписанные Россией договоры предусматривают вступление их в силу после утверждения, которое осуществляется, как правило, Правительством. В соответствии с Законом предложение о заключении договора до его подписания выносится на одобрение Правительства. Утверждение договора после его подписания не отменяет по смыслу Закона одобрения предложения о заключении договора. В связи с этим встречающееся в российской практике утверждение договоров, подписанных без соответствующего решения Правительства или Президента, является отступлением от Закона и в принципе допускаться не должно.
Некоторые подписанные Россией договоры вступают в силу после их ратификации. Согласно Закону о международных договорах 1995 г., расширенный по сравнению с Законом 1978 г. перечень подлежащих ратификации договоров включает прежде всего договоры по вопросам: прав и свобод человека и гражданина; территориального разграничения; основ межгосударственных отношений; обороноспособности; обеспечения мира и безопасности; мирные договоры и договоры о коллективной безопасности, а также договоры об участии в международных объединениях, если в данных документах предусматривается передача осуществления части полномочий Российской Федерации или юридическая обязательность решений их органов для России.
Предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации представляются МИДом России или по согласованию с ним другими федеральными органами исполнительной власти, как правило, на рассмотрение Президенту. Закон делает из этого исключение для предложений о заключении межгосударственных договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства. В некоторых случаях, в частности, принимая во внимание пожелания партнеров по переговорам, Закон допускает представление предложений о заключении таких договоров Правительству.
Предложения о заключении международных договоров от имени Правительства представляются МИДом или по согласованию с ним другими федеральными органами исполнительной власти в Правительство.
Решения о проведении переговоров и о подписании договоров принимаются согласно Закону, как правило, либо Президентом - в отношении договоров, заключаемых от имени Российской Федерации, либо Правительством - в отношении договоров заключаемых от имени последнего.
Закон допускает два исключения: во-первых, Президент вправе принимать решения о проведении переговоров и о подписании договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства, если это вызывается необходимостью; во-вторых Президентом принимаются решения о проведении переговоров о заключении международных договоров межведомственного характера, если договор затрагивает вопросы, отнесенные к полномочиям Президента. Эти исключения обусловлены тем, что Президент, на которого согласно Конституции возложено осуществление внешней политики страны, может принимать решения по широкому кругу вопросов. Тогда как Правительством такие решения принимаются только по вопросам, отнесенным к его ведению.
Согласно Закону и в соответствии с международной практикой Президент, Председатель Правительства и Министр иностранных дел могут вести переговоры и подписывать международные договоры без необходимости предъявления полномочий. Следует однако подчеркнуть, что в данном случае речь идет об отсутствии необходимости предъявлять специальный документ, подтверждающий право данного лица вести переговоры и подписывать договорные акты. При этом остаются в силе требования Закона, касающиеся принятия решений о проведении переговоров и подписания международных договоров России.
Вступившие в силу для Российской Федерации международные договоры публикуются в Бюллетене международных договоров, издаваемом Администрацией Президента. Публикация сопровождается сведениями о дате вступления договора в силу, если он вступает в силу не с даты подписания. Там же публикуются сведения о прекращении действия международных договоров России. Международные договоры, обязательность которых для Российской Федерации зафиксирована в форме федерального закона, публикуются по представлению МИДа в Собрании законодательства Российской Федерации. Если договор применяется временно, это указывается в тексте самого договора. В случаях, когда договор в связи с какими-либо обстоятельствами еще не опубликован, заинтересованное ведомство или лицо может запросить копию текста в историко-документальном департаменте МИД России. Кроме того, тексты многосторонних договоров с участием Российской Федерации, депозитарием которых является Генеральный секретарь ООН, а также другие сведения, касающиеся этих договоров, публикуются в издаваемом Секретариатом ООН ежегодном сборнике "Многосторонние договоры, депонированные у Генерального секретаря ООН". Международные договоры межведомственного характера публикуются в официальных изданиях этих органов.
Самым важным элементом в международных договорных отношениях является выполнение договоров. "Международные договоры Российской Федерации, - говорится в Законе, - подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих договоров, нормами международного права, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации" (ст. 31). На первом месте здесь стоят положения самого договора, т.к. обязательства по такому документу конкретизируются его участниками. Должны также приниматься во внимание другие имеющие отношение к договору нормы международного права. Ни в коем случае не должны нарушаться общепризнанные принципы и нормы, противоречия которым делают договор недействительным. В этом положении учитывается важная роль внутригосударственного права в регулировании выполнения договора и прежде всего Конституции РФ и Закона о международных договорах.
Обеспечение выполнения обязательств и осуществления прав России по международным договорам, вытекающих из этих договоров, возложено на федеральные органы исполнительной власти, в компетенцию которых входят вопросы, регулируемые договорами. Главными гарантами выполнения договоров являются Президент и Правительство. Общее наблюдение за выполнением международных договоров осуществляет МИД. В случае нарушения обязательств по договору другими его участниками Президенту или в Правительство России (в зависимости от того, в чьей компетенции находятся регулируемые договором вопросы) представляются предложения о принятии необходимых мер в соответствии с нормами международного права и условиями договора.
От выполнения международного договора следует отличать его временное применение, которое получило достаточно широкое распространение в российской договорной практике. Закон о международных договорах, упорядочивающий эту практику, вводит дополнительные требования по сравнению с Венской конвенцией 1969 г. Он предусматривает возможность временного применения договора или его части, если это предусмотрено в договоре или если было достигнуто такое соглашение между сторонами, подписавшими договор, когда последний еще не вступил в силу. При этом если временное применение предусматривает договор, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации подлежит принятию в форме федерального закона, то он должен представляться в Государственную Думу в срок не более шести месяцев с даты начала его применения. Государственная Дума может ратифицировать договор или продлить его временное применение. Она может также отказаться от того и другого.
Согласно Закону договор подлежит выполнению с даты его вступления в силу для России. В этом смысле принципиально неправильно использование в договорах России, как это иногда встречается на практике, формулы о выполнении сторонами положений договора до его вступления в силу вместо формулы о его временном применении.
Одним из важнейших элементов международно-правового принципа соблюдения договорных обязательств является точное соблюдение процедуры прекращения международных договоров. Правомерное прекращение международного договора осуществляется в соответствии с положениями договора и нормами международного права в отличие от неправомерного, которое противоречит этим положениям и нормам и влечет за собой международно-правовую ответственность.
Закон устанавливает, что прекращение и приостановление международных договоров России осуществляется в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права органом, принявшим решение о согласии на обязательность для России этого договора. В соответствии с этой нормой Россия должна использовать в своей договорной практике только правомерные способы прекращения и приостановления действия международных договоров. Если решение о согласии на обязательность для России международного договора было принято Президентом, он и должен принимать решение о прекращении или приостановлении действия договора; если же решение принималось Правительством, то за ним остается и право его прекратить.
Исключением из этого правила является положение о том, что, если это вызывается необходимостью, Президент вправе принимать решение о прекращении или приостановлении действия международных договоров, согласие на обязательность которых для России принималось Правительством.
В случаях, требующих принятия безотлагательных мер, Президент, играя особую роль в осуществлении руководства внешней политикой страны, может приостановить действие международного договора, решение на обязательность которого для России принималось в форме федерального закона. Это может быть сделано в форме федерального закона. Если Государственная Дума отклоняет проект такого закона, действие договора незамедлительно возобновляется.
В Законе особо оговаривается порядок принятия решений о прекращении и приостановлении действия международных договоров, в которых Россия является продолжателем СССР. Такие решения органы власти России принимают в соответствии с их компетенцией, которая может не совпадать с компетенцией государственных органов бывшего СССР. При этом прекращение или приостановление действия договора между Россией и какой-либо страной не предрешает вопроса о сохранении в силе соответствующего договора между этой страной и другими государствами-бывшими республиками СССР.
Федеральный закон "О международных договорах Российской Федерации" имеет большое значение. Он является важным шагом на пути дальнейшего развития международного сотрудничества России с другими странами, укрепления ее политических, экономических и культурных связей. Закон содействует успехам нашей внешней политики, защите международных прав российского государства, вытекающих из заключаемых им международных договоров. Он является конкретным результатом реализации положений Конституции Российской Федерации и важным этапом на пути совершенствования российского законодательства. Конкретизировав конституционные нормативные акты России, обобщив опыт договорной практики, накопленный в российском государстве и за рубежом, а также международно-правовые акты в указанной области, данный акт содействует укреплению стабильности договорных отношений Российской Федерации и международных отношений в целом.9
Библиография.
Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 29, ст. 2757
Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. - М.: Юристъ, 1998
Бояршинов Б.Г. Международные договоры в правовой системе Российской Федерации // Практический журнал для руководителей и менеджеров "Законодательство", 1997, N 4, стр. 59
Марочкин С.Ю. Соотношение соотношение юридической силы норм международного и внутригосударственного права в правовой системе Российской Федерации.// "Российский юридический журнал", 1997, № 2. С. 34 - 53
Международное право; Учебник / Под ред. Н.Т. Блатовой. - М.: Юридическая литература, 1987
Международное право, под. ред. Ю.М. Колосова, В.И. Кузнецова, М.: Международные отношения, 1996 г.
Постатейный комментарий к Федеральному закону о международных договорах Российской Федерации (под ред. Звекова В.П., Осминина Б.И.). // М.: Издательство "СПАРК", 1996

1 Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. - М.: Юристъ, 1998 с. 112 2 Международное право, под. ред. Ю.М. Колосова, В.И. Кузнецова, М.: Международные отношения, 1996 г. с. 135 - 136 3 Международное право; Учебник / Под ред. Н.Т. Блатовой. - М.: Юридическая литература, 1987 с. 124 4 СЗ РФ 1995. -? 29. Ст. 2757 5 Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. - М.: Юристъ, 1998 с. 113 - 119 6 Международные договоры в правовой системе Российской Федерации // Практический журнал для руководителей и менеджеров "Законодательство", 1997, N 4, стр. 59 7 Марочкин С.Ю. Соотношение соотношение юридической силы норм международного и внутригосударственного права в правовой системе Российской Федерации.// "Российский юридический журнал", 1997, № 2. С. 34 - 53 8 Постатейный комментарий к Федеральному закону о международных договорах Российской Федерации (под ред. Звекова В.П., Осминина Б.И.). // М.: Издательство "СПАРК", 1996 9 Международные договоры в правовой системе Российской Федерации // Практический журнал для руководителей и менеджеров "Законодательство", 1997, N 4, стр. 59 1

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Контрольная работа 03
 Стационарное, полустационарное обслуживание пожилых граждан и инвалидов. Социальная помощь на дому
Ваши отзывы
Спасибо большое за работы. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество. С наступающим!
Krasotulya

Copyright © www.refbank.ru 2005-2019
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат www.refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.