Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Денежно-кредитная система Англии
 Мерчандайзинг как способ продвижения товара на примере компании "Coca-Cola"
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Инструкция, как правильно играть в игровом клубе...
 Игровой клуб Вулкан – лучшее место для азартного отдыха...
 ЕГЭ сочинение по русскому языку по тексту...
 Азартная игра на игровых автоматах...
 Теперь у вас есть возможность скачать мобильную версию...
 Играем виртуально, получаем реально деньги. Отличные...
 Сочинение по русскому языку 11 класс на тему...
 Игровые автоматы Вулкан: играть на деньги и...
 Тема сочинения по русскому языку - что такое духовная...
 Готовое сочинение на тему, чем опасна гордыня для...
 Игровой зал Вулкан – бесплатные развлечения без...
 11 класс. Сочинение по тексту В. П....
 Готовое сочинение для ЕГЭ по теме...
 Сочинение для ЕГЭ по русскому языку по тексту А. И....
 Приумножайте капитал вместе с игровыми...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Международное право

реферат

Коллизионные нормы



План.
1. Понятие коллизионной нормы.
2. Строение коллизионной нормы.
3. Основные формулы прикрепления и сфера применения.
4. Применение коллизионных норм.
Библиография.
1. Понятие коллизионной нормы.
Международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. При правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух коллидирующих (сталкивающихся) законов подлежит применению - действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, то есть закон той страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.1
Наличие гражданско-правового отношения, осложненного иностранным элементом, приводит к коллизии гражданского права различных государств, что, в свою очередь, порождает проблему выбора права, подлежащего применению для урегулирования такого отношения.
К предмету международного частного права относятся гражданско-правовые отношения, т. с. отношения, лежащие в сфере действия гражданского права, имеющего национальный характер. Наличие в таком отношении иностранного элемента связывает его с гражданским правом не одного государства, а нескольких - потенциально оно может быть урегулировано правом каждого государства, которому принадлежит тот или иной его элемент). Гражданское право разных государств отличается, подчас существенно, по своему содержанию - одни и те же вопросы по-разному решаются в праве разных государств. В результате возникает коллизия права, заключающаяся в том, что одним и тем же фактическим обстоятельствам может быть дана различная юридическая оценка и в итоге в соответствии с правом разных государств может быть дан разный ответ на один и тот же вопрос.
Например, гражданин России во Владивостоке заключил с японским гражданином договор о совместной хозяйственной деятельности. Однако в связи с тем, что японская сторона не выполнила своих обязательств, российский гражданин понес убытки. На его требование возместить убытки японский контрагент ответил, что в момент заключения договора ему еще не было 20 лет, по японскому законодательству он был недееспособным и поэтому договор был недействительным. Российский гражданин обратился в народный суд Владивостока с исковым требованием, в котором указал, что договор был заключен на территории России", а по российскому гражданскому праву гражданская дееспособность в полном объеме возникает в 18 лет и поэтому ссылка японской стороны на недействительность договора в связи со своей недееспособностью юридически несостоятельна. Как видно, однозначного ответа на возникшие вопросы нет.
Наличие в данном гражданском правоотношении российского и японского элементов связывает его как с российским, так и с японским гражданским правом: по ст. 11 ГК РСФСР гражданская дееспособность в полном объеме возникает по достижении восемнадцатилетнего возраста, а ст. З ГК Японии 1898 г. (со многими поправками он действует и в настоящее время) устанавливает возраст гражданского совершеннолетия "полных двадцать лет". Вопрос о том, дееспособен японский гражданин или нет, а значит, действителен договор или нет, может быть решен по-разному в зависимости от того, по российскому или японскому праву он будет решаться.
Таким образом, коллизия права - это объективно возникающее явление, которое порождается двумя причинами: наличием иностранного элемента в гражданском правовом отношении и различным содержанием гражданского права разных государств, с которыми это правовое отношение связано.
Необходимой предпосылкой правового регулирования такого отношения является выбор гражданского права того государства, которое будет компетентно его регулировать. Во внутреннем праве государств есть особые нормы - коллизионные, которые содержат правила выбора права: они тем или иным способом указывают, гражданское право какого государства должно быть применено для урегулирования конкретного гражданского отношения с иностранным элементом.
В приведенном выше примере иск был предъявлен в российском суде. Прежде чем рассмотреть его по существу, необходимо решить коллизию права и ответить на так называемый коллизионный вопрос: право какого государства - российского или японского - надо применить для рассмотрения искового требования, т. е. выбрать право. Ответить на этот вопрос, собственно, как и на любой другой, суд обязан с применением норм российского права. Иначе говоря, в российском праве необходимо найти такую норму, которая бы и обосновывала ответ на возникший коллизионный вопрос. Такая норма называется коллизионной нормой. В России коллизионные нормы содержатся в Гражданском кодексе РСФСР в разделе VII "Правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства". Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров". Согласно п. З ст. 563 ГК РСФСР гражданская дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении сделок, совершаемых в России, определяется по российскому закону. В рассматриваемом деле спор возник о дееспособности иностранца по поводу договора, заключенного на территории России. В этом случае все, что связано с дееспособностью японского гражданина возраст наступления полной гражданской дееспособности, частичная дееспособность и ее объемы и т.д.), должно быть рассмотрено по российскому праву. Следовательно, коллизия права, коллизионный вопрос решается в пользу российского права: суд обязан для рассмотрения предъявленного иска выбрать гражданское право Российской Федерации.
Совокупность коллизионных норм того или иного государства составляет "коллизионное право" этого государства: оно носит национальный характер и является частью национального права соответствующего государству ("российское коллизионное право", "японское коллизионное право" и т.д.). Коллизионное право - это основная часть международного частного права, определяющая его характерные черты и особенности.1
"Коллизия" - латинское слово, означающее столкновение. Этот термин носит условный характер. Образно говорят о коллизии законов и необходимости выбора между ними для объяснения хода рассуждений суда или иного лица, которые должны решить вопрос о применении права к правоотношению с иностранным элементом. Коллизионная проблема - проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению,- типична прежде всего для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное, подчиненное значение, то здесь именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось, как известно, и в ее названии в ряде стран.
Коллизия может быть устранена путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих, какой закон подлежит применению в том или ином случае.
Коллизионная норма - это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению.
Поскольку коллизионная норма - это норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими вопрос по существу. Вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота.2
Строение коллизионной нормы.
Коллизионные нормы с юридико-технической стороны - это наиболее сложные нормы, применяемые в международном частном праве.
Коллизионная норма по содержанию существенно отличается от традиционных норм гражданского права, структурными элементами которых являются гипотеза (условия применения), диспозиция (правило поведения) и санкция (мера государственного принуждения). В отличие от этого коллизионная норма включает два структурных элемента, которые принято именовать "объемом" и "привязкой". Объемом коллизионной нормы называется содержащееся в ней указание тех отношений, на которые норма распространяется. Привязкой коллизионной нормы именуется указание на правовую систему (национальное законодательство), подлежащую применению к данному виду отношений.
Например, ст. 1263 Основ гражданского законодательства устанавливала: "Право собственности на вещь определяется по закону страны, где эта вещь находится...". В этой коллизионной норме слова "право собственности на вещь" обозначают объем, а слова "по закону страны, где эта вещь находится" - привязку.
Коллизионная норма может содержать в привязке указание только на то, в каких пределах подлежит применению собственное законодательство данного государства. Такая коллизионная норма называется односторонней. Примером являлась ст. 127 ч. 3 Основ гражданского законодательства, согласно которой "наследование строений, находящихся в СССР, во всех случаях определяется по советскому закону"
Коллизионная норма может содержать в привязке указание на общий принцип, по которому можно определить, законы какого государства подлежат применению к данному виду правоотношений с иностранным элементом. Такая коллизионная норма именуется двусторонней. Примером может служить ч. 1 ст. 566-3 ГК РСФСР: "Право собственности на вещь определяется по закону страны, где эта вещь находится"
Судебная практика многих стран в порядке толкования односторонней коллизионной нормы может сделать вывод о содержащемся в ее основе коллизионном принципе двустороннего характера.2
3. Основные формулы прикрепления и сфера применения.
При всем разнообразии коллизионных норм различных стран в их привязках можно усмотреть отражение некоторых общих начал, являющихся итогом многовекового развития, взаимных влияний и обмена опытом. Поэтому коллизионные нормы различных стран могут быть сведены к определенным типам привязок (формул прикрепления), которые в литературе, а также в судебных и арбитражных решениях принято обозначать краткими формулами на латинском языке. Наиболее типичны и часто применяются следующие коллизионные привязки:
1) Личный закон (lex personalis). Эта коллизионная привязка известна в двух видах: а) национальный закон или закон гражданства (lex patriae), т. е. закон страны, к которой данное лицо принадлежит по своему гражданству; б) закон местожительства лица (lex domicilh), т. е. закон государства, на территории которого данное лицо считается имеющим "оседлость".
Из двух разновидностей личного закона старейшим является закон домицилия. Этот принцип служил критерием для разрешения коллизий местных обычаев (кутюмов) в феодальной Франции и был заменен законом гражданства с принятием "Кодекса Наполеона 1814 года.
Закон гражданства принят в гражданских кодексах Италии и ФРГ, в Бельгии, Голландии, Швеции. В Англии, США и других странах "общего права" сохраняет значение принцип домицилия, трактовка которого в отдельных странах имеет особенности. Английские суды применяют и отношении британских подданных, родившихся в Англии, презумпцию сохранения ими "домицилия происхождения" даже при длительном проживании таких лиц за границей.
2) Закон "национальности" юридического лица (lex societatis). Законодательство различных стран неодинаково разрешает вопросы о том, при каких условиях вступающая в гражданско-правовые отношения организация может рассматриваться как юридическое лицо (а не как совокупность физических лиц) и каковы условия и объем признания за юридическими лицами гражданской правоспособности. Отсюда возникают коллизионные вопросы "национальности" юридических лиц, так же по-разному разрешаемые в законе и практике различных стран.
Законодательство, по которому определяются гражданская правосубъектность организации и содержание ее правоспособности, в континентальных странах Западной Европы (Франция, ФРГ, Италия, Швейцария) определяется по закону места нахождения ее административного центра (правления), а в странах "общего права" (Англии, США и других) - по закону места учреждения (регистрации устава) данной организации. Вследствие различия этих коллизионных критериев организация, которая, например, имеет устав, зарегистрированный в Канаде, а правление и центр эксплуатационной деятельности в Испании, была бы во Франции признана испанским, а в Англии - канадским юридическим лицом.
3) Закон местонахождения вещи (lex rei sitae). Этот коллизионный принцип применяется для определения, какое имущество может быть объектом вещного права, в частности, права собственности. По признаку местонахождения вещи определяется также объем вещных прав, порядок их возникновения и прекращения.
В соответствии со ст. 566-3 ГК РСФСР "право собственности на вещь определяется по закону страны, где эта вещь находится.
Возникновение и прекращение права собственности на вещь определяются по закону страны, где эта вещь находилась в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения права собственности, если иное не предусмотрено законодательством Союза ССР и РСФСР". Здесь выражен один из общепризнанных коллизионных принципов.
Из установленного в данной статье закон допускает следующие исключения:
а) право собственности на вещь по наследованию определяется по закону последнего постоянного местожительства наследодателя, за исключением наследования строений в СССР.
б) по внешнеторговым сделкам право собственности на вещь определяется на особых основаниях.
4) Закон, избранный лицами, совершающими сделку (lex voluntatis). Этот принцип принят в коллизионном праве почти всех стран. Он означает, что исходным началом для разрешения коллизионных вопросов по сделкам с иностранным элементом является воля сторон, совершающих сделку.
Данный принцип, именуемый "автономией волн", в российском коллизионном праве выражен вст. 566 ГК РСФСР, согласно которой "права и обязанности сторон по внешнеторговой сделке определяются по законам места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон". В этой же статье Основ установлено, что "возникновение и прекращение права собственности на вещь по внешнеторговой сделке определяются по закону места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторона, а право собственности на вещь, "находящуюся в пути по внешнеторговой сделке, определяется по закону страны, из которой эта вещь отправлена, если иное не установлено соглашением сторон".
Таким образом, по внешнеторговой сделке соглашением сторон могут быть определены как обязательственные отношения сторон, так и последствия перехода права собственности на предмет сделки от лица, отчуждающего вещь, к приобретателю.
5) Закон места совершения акта (lex loci actus). Этот коллизионный принцип включает несколько разновидностей привязок, главные из которых следующие:
а) Закон места совершения договора (lex loci contractus). Ныне данный критерий вызывает возражения. Указывают на то, что он не отвечает современным условиям, когда контракты, как правило, совершаются не между присутствующими в одном месте лицами, а путем почтовой или телеграфной переписки либо по телетайпу. Однако в многолетней практике ВТАК эта коллизионная привязка себя оправдала (место заключения контракта обычно совпадает с местом нахождения поставщика, подрядчика, а не с местом нахождения покупателя или заказчика).
Указывается также, что "место совершения договора" трактуется в различных законодательствах по-разному: в странах континентальной Европы контракт считается совершенным в момент и в месте получения акцепта оферентом, в некоторых других странах (в Англии, Японии) - в момент и в месте отправки акцепта.
б) Закон места совершения сделки, определяющий ее форму (locus regit actum). Этот принцип выражен в ст.565 ГК РСФСР, но с оговорками: "Форма сделки, совершаемой за границей, подчиняется закону места ее совершения. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования законодательства Союза ССР и соответствующей союзной республики". Таким образом, принцип места совершения сделки здесь допускает исключение: альтернативно применяется и другой критерий.
Аналогичные правила действуют в отношении формы завещания и акта его отмены .
Ограниченное применение принципа, по которому форма сделки подчиняется закону места ее совершения, имеет место в большинстве законодательств, кроме стран англо-американского "общего права", где в большей мере сохранено старое значение принципа locus regit actum.
в) Закон места совершения актов гражданского состояния последовательно применяется к форме совершения этих актов.
г) Закон места исполнения обязательства (lex loci solutionis) сохранил некоторое значение лишь в ФРГ, поскольку расширяет сферу применения судами собственного права. Неудобство его применения заключается в том, что он создает так называемое "расщепление коллизионной привязки" в двусторонних обязательствах (по купле-продаже, подряду и т.п.): обязательства каждой из сторон подлежат подчинению различным законодательствам: обязанности продавца, подрядчика - закону одной страны, обязанности покупателя, заказчика - закону другой страны.
Место исполнения имеет, однако, существенное значение для определения места сдачи товара и места совершения платежа: порядок, принятый в таком месте, отвечает на вопросы о форме акта приемки, форме и содержании документов при платеже и т. п.
6) Закон страны продавца (lex venditoris). Для внешнеторговой купли-продажи товаров эта коллизионная привязка получила наибольшее число сторонников в теории и практике международного частного права.
Данный коллизионный принцип закреплен также в ряде международных договоров о внешнеторговой купле-продаже. Он положен в основу Гаагской конвенции 1955 года о праве, применяемом к международной продаже товаров со следующим, однако, ограничением: если продавец получает заказ в стране, где находится местопребывание покупателя, то применяется закон этой последней страны.
Привязка к закону страны продавца является выражением того широко признанного направления в современном международном частном праве, которое, считая необходимым сохранение четких коллизионных критериев, вместе с тем, исходит из того, что такие критерии должны носить детализированный характер:
быть установленными не для договоров вообще в виде единого принципа ("закон места совершения сделки"), а учитывать особенности каждого вида обязательств.
Этот общий принцип выражен в Законе о международном частном праве Австрии 1978 года (§ 36): "Взаимные договоры, по которым одна сторона обязуется в основном к уплате денег другой стороне, регулируются законом государства, в котором эта последняя сторона имеет свое обычное местопребывание. Если эта последняя сторона заключает договор в качестве предпринимателя, то вместо обычного места нахождения должно быть принято местонахождение предприятия, в сфере деятельности которого договор был заключен".
7) Закон места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi). Значение определения компетентного закона для деликтных обязательств обусловлено тем, что внутреннее право отдельных стран часто по-разному отвечает на вопросы о бремени доказывания вины причинителя вреда, об ответственности за случай, с значении вины потерпевшего и на другие вопросы данного рода обязательств. Удельный вес коллизионных проблем в таких отношениях возрастает с расширением операций международного транспорта и ростом туризма.
В ст. 566-4 ГК РСФСР выражен следующий принцип: "Права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по закону страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда".
Этот принцип, (ч. ч. 2 и 3 той же статьи):
"Права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются советскими гражданами или советскими организациями, определяются по советскому закону.
Иностранный закон не применяется, если действие или иное обстоятельство, служащее основанием для требования о возмещении вреда, по советскому законодательству не является противоправным".
Закон места совершения правонарушения, к которому отсылает ст.566-4 ГК РСФСР, определяет лишь отношения сторон, но не их дееспособность, которая и здесь подчинена общим нормам.
В континентальных странах Западной Европы коллизионный принцип закона места совершения правонарушения сохраняется, хотя и осложняется некоторыми изъятиями (см. гл. 15). При этом он по-разному толкуется: в одних странах (например, в Италии, Греции) понимается как место совершения вредоносного действия, в других - как место наступления соответствующего результата (Франция), в третьих (ФРГ) судебная практика предоставляет потерпевшему право основывать свой иск на любом из этих критериев.
В Англии иск из правонарушения, совершенного за рубежом, может рассчитывать на удовлетворение, лишь если действие могло бы служить основанием для иска по английскому праву.
8) Закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано. Эта коллизионная привязка выработана практикой и доктриной англо-американского права применительно к договорным обязательствам, ее принято обозначать формулой: proper law of the contract. Связь договорного обязательства с определенным правопорядком устанавливается путем толкования договора и всех относящихся к нему обстоятельств. В этом вопросе англо-американские суды нередко проявляют крайний субъективизм и очевидное стремление, обращаясь к данной коллизионной привязке, расширять сферу применения собственного права.
Данная коллизионная привязка воспринята некоторыми источниками международного частного права, где она используется в отношении как договорных, так и других правоотношений. Общая формула о применении права, с которым отношение имеет наиболее тесную связь, содержится в ст. 4 Конвенции о праве, подлежащем применению к договорным обязательствам, подписанной в 1980 году странами Общего рынка. Закон о международном частном праве Австрии 1978 года в виде общего правила подчиняет фактический состав правоотношения с иностранным элементом правопорядку, с которым имеется наиболее тесная связь, указывая, что последующие коллизионные нормы закона являются выражением этого коллизионного принципа (§ 1).
9. Закон суда (lex fori). Этот принцип имеет важное значение для гражданского процесса, включая арбитраж. Согласно данному принципу, суд, несмотря на иностранный элемент в отношении, не применяет иностранного права для разрешения гражданско-процессуальных вопросов по делу. Применение в такого рода вопросах законодательства страны суда - общепризнанное начало.
В решении 1974 года по иску советского внешнеторгового объединения к индийской фирме ВТАК признала действительность оспаривавшегося ответчиком арбитражного соглашения, подчеркнув, что данный вопрос относится к процессу и подлежит разрешению по советскому праву независимо от того, материальному праву какой страны подчинены отношения сторон.
Применение принципа закона суда по процессуальным вопросам осложняется тем, что границы между материальным и процессуальным правом в разных законодательствах не совпадают. Например, институт исковой давности, являющийся материально-правовым в странах континентальной Европы, в англо-американском "общем праве" относится к процессу, вследствие чего суды Англии и США не применяют норм иностранных законов по исковой давности.1
Принцип "закон суда" в российском коллизионном праве получил широкое применение в области брачно-семейных отношений с иностранным элементом.
Не всегда совокупность вопросов по данному гражданскому правоотношению с иностранным элементом разрешается путем применения одной и той же коллизионной нормы. Часто "существо" данного отношения (права и обязанности сторон) подчинено правопорядку одной страны, а специальные вопросы (право-дееспособность сторон, форма сделки) - законам других стран.
Применение коллизионных норм.
Коллизионная норма, как и всякая правовая норма, при применении подлежит толкованию в целях раскрытия и уяснения ее содержания.. При толковании коллизионной нормы возникают некоторые дополнительные правовые вопросы, отражающие специфические черты международного частного права.
В привязке коллизионной нормы содержатся термины "местожительство лица" ("домицилий"), "место учреждения юридического лица", "местонахождение вещи", "место совершения сделки", "место совершения правонарушения" и др. Объем коллизионной нормы обозначается посредством терминов: "дееспособность", "собственность на вещь", "обязательство из договора", "обязательство из правонарушения", "исковая давность" и др. Названные термины и соответствующие ич понятия далеко не всегда имеют одинаковое содержание во внутригосударственных правовых системах государств.
Различия эти в известной мере вызваны тем, что в "общем праве" и праве континентальном по-разному разграничены материальное право и гражданский процесс.
Наряду с этим в государствах имеются существенные особенности в некоторых одноименных правовых концепциях. Например, местом совершения контракта в Англии и Японии считается место отправления акцепта, а в большинстве других стран - место его получения; местом совершения правонарушения в одних странах считается место совершения вредоносного действия, в других - место наступления результата этого действия (например, смерть потерпевшего).
В конце прошлого века западноевропейские правоведы (Кан - в Германии и Бартэн - во Франции) указали на явление, которое ранее не привлекало к себе внимания. Кан назвал его "скрытыми коллизиями", а Бартэн - "конфликтом квалификаций". Оба автора пришли к выводу о том, что коллизионные нормы различных стран, даже когда они выражают свои положения одинаковыми терминами, тем не менее содержат скрытые коллизии, порождающие проблемы конфликта квалификаций.
Коллизионные нормы "национальны" не только в том смысле, что каждое государство имеет свою систему коллизионного права, - они "национальны" по содержанию; каждая из них пользуется понятиями и терминами собственного гражданского права, своих гражданских кодексов; единообразно в этих случаях лишь словесное выражение, но не содержание коллизионных норм различных стран.
Конфликт квалификаций чаще всего разрешается следующим образом: суд (арбитраж), применяя коллизионную норму своей страны, квалифицирует понятия, которыми оперирует коллизионная норма, в соответствии с тем содержанием, какое эти понятия имеют в гражданском законодательстве данной страны. Теория квалификации по закону суда (lex fori) господствует в литературе и судебной практике на Западе, но имеет и многочисленных противников.1
Отечественная доктрина международного частного права исходит из значения общих правовых понятий при регулировании отношений с субъектами права иных правовых систем.
Всякая коллизионная норма направлена на признание действия неопределенного круга иностранных правовых систем я возникших под их действием субъективных прав. Поэтому эта норма, очевидно, может быть выражена лишь посредством терминов и понятий, которые являются по своему содержанию общими для соответствующих правовых систем. Другими словами, понятия и термины в коллизионной норме по содержанию могут не совпадать с одноименными понятиями во внутреннем праве данной страны.
Когда в коллизионной норме нашего закона применяются такие понятия, как "собственность", "гражданская правоспособность", эти понятия по своему содержанию могут и не совпадать с одноименными понятиями нашего материального права. Поэтому сфера действия коллизионной нормы (ее объем) должна быть выражена посредством "обобщенных" юридических понятий - общих для различных правовых систем. Что же касается квалификации коллизионных привязок, то здесь положение иное: полная точность указаний о применении права может быть обеспечена лишь путем применения квалификации привязки по закону суда, то есть путем использования тех же понятий, которые по соответствующим правовым институтам содержатся во внутреннем гражданском (семейном, трудовом) праве данной страны. Таков общий подход нашей доктрины к квалификации юридических понятий. Однако следует обратить внимание на то, что в отношении коллизионной привязки в отдельных, конкретных случаях сам закон дает определение понятий, применяемых в коллизионной норме.
В практике международной торговли большие трудности возникают из-за различного понимания того, что является местом заключения контракта. В английском праве это место определяется по месту отправки акцепта ("теория почтового ящика"), а в большинстве других стран - по месту получения акцепта.
В нашем законодательстве эта трудность устранена благодаря ч. 2 ст. 165 Основ гражданского законодательства 1991 года. В данной статье устанавливается отсылка к законам места совершения обычной сделки. В ч. 2 этой статьи говорится о том, что "место совершения сделки определяется по советскому праву". Фактически здесь прямо применена квалификация привязки по закону суда. Можно привести и другой пример. Согласно ст. 159 Основ, вопросы исковой давности решаются по праву страны, применяемому для регулирования соответствующего отношения. В то же время предусматривается, что "требования, на которые исковая давность не распространяется, определяются по советскому праву".
Если говорить о вторичной квалификации, то есть о квалификации после того, как уже применена коллизионная норма, то такая дальнейшая квалификация должна осуществляться на основе той правовой системы, к которой эта коллизионная норма отсылает. Применительно к исковой давности из такого принципа исходила долголетняя практика Внешнеторговой арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате СССР.
Один из самых сложных вопросов применения коллизионных норм - это вопрос об обратной отсылке. Возникла эта проблема в международных отношениях в связи с рядом судебных дел, рассматривавшихся еще в конце прошлого века. Остановимся на одном из них.
Английский подданный, проживавший постоянно в Бельгии, составил завещание, по которому завещал довольно крупную сумму каким-то лицам. Завещание составлялось им собственноручно и нигде не было заверено. Наследники умершего оспорили его действительность. Дело в том, что завещание было составлено по правилам английского закона, но нарушало правила законодательства Бельгии - страны, где проживал этот английский подданный. В английском коллизионном праве говорится, что завещание должно составляться по законам страны места нахождения лица. Таким образом, английское право отсылает к бельгийскому. Если применить бельгийское право, то нужно признать, что завещание недействительно.
Однако в бельгийском праве имеются не только материально-правовые нормы, но и коллизионные нормы. Последние исходят из принципа закона гражданства. Таким образом, само бельгийское право как бы отказывается от решения этого вопроса, отсылая к английскому праву. Английское же право опять отсылает к бельгийскому.
Как понимать отсылку к иностранному закону? Если ее понимать как отсылку только к нормам материального права, то это означает неприменение доктрины обратной отсылки. Если же ее понимать как отсылку к праву иностранного государства в целом, то это означает принятие данной доктрины.
Законодательная практика и доктрина иностранных государств не дают однозначного ответа на вопрос о применимости обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны. Закон о международном частном праве Польши признает оба этих вида отсылок. Закон о международном частном праве Венгрии признает отсылку к своему праву. Закон ФРГ не признает отсылку в области договорного права, но признает в других случаях. Признается обратная отсылка по законам о международном частном праве Австрии и Швейцарии. Доктрина обратной отсылки не принята в Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам. В ст. 15 этой конвенции, носящей заголовок "Исключение обратной отсылки и дальнейшей отсылки", предусматривается следующее: "Под правом государства, подлежащим применению в соответствии с настоящим соглашением, понимаются действующие в этом государстве правовые нормы, за исключением норм международного частного права".
По этому вопросу в нашей юридической литературе были высказаны следующие соображения. Проблема обратной отсылки - это одна из проблем применения иностранного права, поскольку оно должно применяться в силу действия коллизионных норм. Иностранное право применяется в России во всех случаях, когда коллизионные нормы отсылают к иностранному праву. Если российский закон отсылает к иностранному закону, а иностранный закон сам отказывается от регулирования каких-либо отношений, нет оснований не применять в данном случае российский закон.
Это положение о возможности принятия обратной отсылки было сформулировано в литературе по международному частному праву в самом общем виде. Вместе с тем в действующем законодательстве вопрос об обратной отсылке решен не полностью.
Что же касается применения права к внешнеторговым сделкам, то на практике было выражено отрицательное отношение к применению обратной отсылки.
Отрицательное отношение к применению обратной отсылки получило в России законодательное закрепление в Законе о международном коммерческом арбитраже 1993 г. В соответствии с этим Законом третейский суд должен разрешать споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. "Любое указание на право или систему права какого-либо государства,- говорится в ст. 28 Закона,- должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам".
В проекте Закона РФ о международном частном праве предусматривается возможность применения как обратной отсылки, так и отсылки к праву третьей страны. В то же время в проекте предусматривается, что правила не применяются, во-первых, в случае, когда иностранное право применяется на основании соглашения сторон, и, во-вторых, в случае, когда соглашение сторон дает основание считать, что они имели в виду подчинить свои отношения тому иностранному праву, которое подлежит применению в соответствии с положениями Закона РФ о международном частном праве.
Действие коллизионной нормы, то есть, иными словами, применение иностранного права, может быть ограничено путем использования оговорки о публичном порядке. Согласно правилам, действующим в ряде стран, иностранный закон, к которому отсылает коллизионная норма, может быть не применен и основанные на нем права могут быть не признаны судами или иными органами данного государства, если такое применение закона или признание права противоречило бы публичному порядку данного государства.
Понятие публичного порядка (ordеr public, public policy) отличается в судебной практике и доктрине многих государств крайней неопределенностью; более того, некоторые юристы на Западе утверждают, что неопределенность - основной характерный признак этого понятия. Суды используют оговорку о публичном порядке с целью ограничения, а иногда и полного отрицания применения иностранного права, и прежде всего права страны другой социально-экономической системы. Определение пределов применения этой оговорки во многих государствах полностью предоставляется судейскому усмотрению. Вследствие этой практики оговорка о публичном порядке превратилась в один из типичных "каучуковых параграфов".
Российское законодательство исходит из того, что в некоторых случаях могут быть установлены ограничения применения иностранного закона. Такие ограничения содержит ст. 158 Основ гражданского законодательства 1991 года. Эта статья предусматривает следующее: "Иностранное право не применяется в случаях, когда его применение противоречило бы основам советского строя". Статья 167 Семейного кодекса РФ1 устанавливает, что "нормы иностранного семейного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае применяется законодательство Российской Федерации."
Следует обратить внимание на то, что в приведенных статьях говорится не о случаях противоречия самого иностранного закона основам нашего строя, а о противоречии этим основам применения иностранного закона. Приведем пример: обычное право иностранного государства, допускающее полигамию, противоречит основам российского семейного права, но из этого не вытекает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они действительны, не могут порождать юридических последствий, которые были бы признаны в России (требование об уплате алиментов на содержание детей и т. п.).
Для нашей практики характерен крайне осторожный подход к вопросу об использовании оговорки о публичном порядке, хотя возможность неприменения иностранного права есть. Наличие принципиального различия между нашим законом и законом другого государства не может само по себе быть основанием для применения оговорки о публичном порядке, поскольку такое применение этой оговорки могло бы привести к отрицанию применения в России права иностранного государства вообще. Таким образом, речь может идти не о противоречии между законами, а о тех отдельных случаях, "когда применение иностранного закона,- как отмечал Л. А. Лунц,- могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения нашего правосознания". На практике наши судебные и административные органы стараются не прибегать к этой оговорке.
Следует отметить, что случаи применения оговорки о публичном порядке к внешнеторговым отношениям в нашей практике вообще не имели места, хотя эта возможность и предусмотрена действующим законодательством. Таким образом, широкое применение категории публичного порядка не соответствует задачам международного частного права и снижает его роль в налаживании сотрудничества государств с различными правовыми системами.
В современном международном частном праве широкое признание наряду со ссылкой на оговорку о публичном порядке получила возможность неприменения иностранного права со ссылкой на строго императивные нормы национального права, которые должны пользоваться приоритетом перед нормами иностранного права, подлежащего применению в силу коллизионных норм.
Такое же правило в более расширенном виде вошло в текст Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам. Согласно ст. 7, "ничто в настоящей Конвенции не ограничивает применение норм права страны суда в случаях, когда они являются императивными независимо от права, применимого к договору".
Исходя из этой практики, в проект Закона РФ о международном частном праве вошла статья, согласно которой положения законодательства РФ, имеющие императивный характер, подлежат обязательному применению к договорным отношениям независимо от избранного сторонами права.1

Библиография.
1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Текст Семейного кодекса опубликован в "Российской газете" от 27 января 1996 г
2. Гражданский кодекс РСФСР (действующая часть). Основы гражданского законодательства Союза ССР и Республик (действующая часть) - М.: Издательство "СПАРК", 1996
3. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г.
4. Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право:
Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г.
5. Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права. Том 3, Международный гражданский процесс, М., "Юрид. лит.", 1976
6. Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С.
Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993
1 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г. с. 75 1 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. , Довгерт В.П., Панов Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 с. 12 2 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г. 2 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. с. 50 1 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. с. 62 1 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. с. 65 1 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Текст Семейного кодекса опубликован в "Российской газете" от 27 января 1996 г. 1 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г. с. 93-96 1

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Налог на имущество предприятий и организаций
 Понятие и содержание трудового договора
Ваши отзывы
Краткий обзор наиболее многообещающих MMO игрушек текущего года В данной публикации мы кратко опишем для вас пару самых популярных и новых MMO игр от ведущих игровых студий нашей планеты например про мморпг онлайн игры , чтобы вы смогли выбрать игрушку по-нраву, которая будет помогать вам приятно проводить не один скучный зимний вечерок. Обзоры и все о новинках игр ММО на сайте - mmostrike.ru
Donaldpussy

Copyright © www.refbank.ru 2005-2019
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат www.refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.