Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Совершенствование организации управления предприятием (на примере ЗАО "Строймаш")
 Управление международными делами (администрация МИД) и государственный протокол России
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Готовое сочинение для ЕГЭ по теме...
 Сочинение для ЕГЭ по русскому языку по тексту А. И....
 Приумножайте капитал вместе с игровыми...
 Владение английским языком на начальном...
 Играть бесплатно онлайн – казино...
 Казино Вулкан официальный клуб...
 Играйте бесплатно на игровых аппаратах...
 Заем денежных средств на карту...
 Бездепозитные бонусы за регистрацию на...
 Как выбрать высшее учебное...
 Казино Вулкан (Vulkan) - это бренд, который является...
 Дипломы для ВУЗа - покупать, или...
 Попробуйте поиграть в разные онлайн слоты в казино...
 Сила разума: свободный университет сделает Японию...
 Вулкан Вип — играйте в казино...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Экономика

курсовая работа

Анализ экономических теорий с точки зрения обслуживания ими той или иной фазы циклического развития




СОДЕРЖАНИЕ
Введение 3
1. Смена технологического базиса 5
2. Структурные сдвиги развития 14
3. Рыночная экономика и государство 19
Заключение 24
Список использованной литературы 26
ВВЕДЕНИЕ
Россия переживает драматический этап своей истории. Более пятнадцати лет ее лихорадят перемены, которые и сегодня далеки от своего завершения. Вокруг путей и перспектив развития страны по-прежнему бушуют страсти, развертывается острая политическая борьба.
В советском обществе, вплоть до второй половины 70-х годов, господствовало убеждение в правильности и безальтернативности избранного пути экономического и общественно-политического развития. Считалось, что жестко управляемая государственная плановая экономика при централизованном распределении ресурсов, детальной регламентации хозяйственной деятельности, которая отождествлялась с социализмом, имеет безусловные преимущества перед западной экономикой с изжившей себя капиталистической системой.
Такое мнение подкреплялось тем, что до поры до времени мобилизационные методы давали определенный эффект в преодолении отставания от Запада, позволили осуществить прорывы в технико-экономическом и социальном развитии страны. За сравнительно короткий период был достигнут военно-стратегический паритет с Соединенными Штатами Америки при значительно худших исходных позициях и менее благоприятных условиях.
Однако в 70-е годы в связи с постиндустриальными сдвигами в мировой экономике ситуация стала быстро меняться. Попытки угнаться за начавшимися на Западе новейшими технологическими и структурными переменами в рамках командной экономики ничего не дали. Стали нарастать социально-экономическое отставание страны и быстрое увеличение разрыва в уровне жизни населения в сравнении с западными государствами.
Реформирование страны, начавшееся в середине 80-х годов, по своему содержанию, глубине и масштабам не имело аналогов в истории. Оно оказалось чрезвычайно трудным и болезненным, сопровождалось серьезным размежеванием и острым противоборством социально-политических сил. На каком-то этапе под влиянием общественных настроений, а также упущений и ошибок перестроечного периода верх взяли силы радикал-либерализма, выступившие за тотальное разрушение существовавшей системы и неоглядное заимствование западных образцов общественно-экономического устройства. Возобладала идеология "шоковой терапии": тотальной либерализации экономики и приватизации собственности в сочетании с проведением жесткой монетаристской политики.
Провал радикал-либерального курса, проводившегося в 90-х годах, приведший к дезорганизации экономики и финансов страны с тяжелыми социальными последствиями, отрезвил многие горячие головы, но вызвал усиление ностальгических настроений и требований возврата к старому, к командной экономике. Одновременно возрос интерес к специфически российским традициям и менталитету. Стали все громче звучать голоса в пользу опоры на собственные силы, учета национальной самобытности при выпячивании ее положительных качеств и замалчивании отрицательных моментов. Амплитуда колебаний маятника общественных настроений - предельная: шараханье из одной крайности в другую.
Оживление экономики, начавшееся в 1999 году, вызвало определенные надежды, но не привело к коренному повороту в экономическом развитии. Полемика о перспективах российской экономики возобновилась с новой силой.
Где же истина? В чем причина общего кризиса российской экономики и социально-экономических потрясений 90-х годов? Как выйти из длительной полосы кризиса на траекторию устойчивого экономического роста? Где пролегает оптимальный для России путь развития? В какой мере он совпадает с общемировыми тенденциями, а в какой - диктуется российскими особенностями?
Ответам на эти вопросы на основе анализа экономических теорий с точки зрения обслуживания современной фазы циклического развития России и посвящена данная курсовая работа.
1. СМЕНА ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО БАЗИСА
Общепризнано, что в основе фундаментальных перемен в современном мире, знаменующих вступление его в постиндустриальную эпоху, лежит научно-техническая революция, принявшая в 70-80-е годы характер нарастающей бурной волны. Она коренным образом меняет облик общества - его экономику, систему социальных отношений, культуру, быт, самого человека. Формируется принципиально новый технологический базис общества на основе высоких технологий, информационно-компьютерных и телекоммуникационных систем, новейших средств транспорта и связи, глубокой переработки исходных природных ресурсов, создания новых видов материалов.
Этот процесс достаточно полно описан в экономической литературе. Одними авторами он трактуется как смена четвертого технологического уклада пятым при сохранении компонентов четвертого и появлении зачатков шестого1, другими - как начало нового ("кондратьевского") цикла экономической конъюнктуры. В рамках современной эволюционной теории он исследуется как смена макрогенерации кластеров технологий и продуктов труда2.
С точки зрения выявления механизмов, тенденций и этапов развития современных производительных сил такие подходы не вызывают сомнений, дают весьма плодотворные результаты. Но они требуют и более широкого подхода. Квалификация ныне формирующегося технологического уклада как пятого, в одном ряду с предыдущими четырьмя индустриальными укладами или как начала очередной "длинной волны", еще не дает адекватного представления о глубине, масштабности и историческом значении связанных с ним перемен.
Сегодняшние качественные сдвиги по своей значимости и социальным последствиям несопоставимы с предыдущими сменами технологических укладов. Они знаменуют выход за пределы индустриальной эпохи, тогда как предыдущие уклады представляли собой этапы ее развития. Отсюда проистекают его важнейшие особенности1.
1. Существенной или даже основной чертой нарождающегося технологического способа производства является новая роль науки, превращение ее в непосредственную производительную силу, источник и импульс технологических перемен. Когда говорят о современной экономике, как основанной на знаниях, имеют в виду, прежде всего, научные знания.
Повышение роли науки обусловлено происходящим коренным сдвигом в системе научных знаний, резко возросшими возможностями их применения в общественном производстве.
2. В отличие от предшествующих технических переворотов индустриальной эпохи, которые были связаны с обновлением отдельных компонентов производства (ткацкий станок, паровая машина, двигатель внутреннего сгорания, беспроводная связь и т.д.), переход от четвертого уклада к пятому характеризуется глубоким преобразованием всех компонентов и всей системы факторов производства: средств и предметов труда, источников энергии, технологии и организации производства, коммуникации и связи, управления и, конечно же, самого человека как главной производительной силы.
Под влиянием успехов научно-технического прогресса в той или иной области, открытий и достижений возникли различные трактовки основного содержания современной научно-технической революции. В послевоенные годы многие связывали ее с использованием атомной энергии. Ряд исследователей считает, что исходным пунктом, "ядром" НТР являются автоматизация, переход от трехзвенной структуры машин к четырехзвенной (с добавлением управляющего устройства), освобождающей человека от контрольно-управляющих, логических функций. Некоторые авторы полагают, что естественнонаучным содержанием научно-технической революции является переход от механической обработки к применению различных видов немеханической технологии. Выдвинута также точка зрения, согласно которой искомой сущностью научно-технической революции является космизация науки и техники.
Все эти и другие точки зрения выявляют реальные стороны общего процесса научно-технической революции; их исследование обогащает теорию. Вместе с тем, как нам представляется, универсальность НТР не дает оснований для противопоставления одних ее направлений другим. Научно-техническая революция - ив этом ее существенная черта и особенность - затрагивает всю систему средств производства, все их элементы и структуру.
Как известно, К. Маркс исходным пунктом промышленного переворота XVIII -XIX вв. считал изобретение рабочей машины (а не двигателя или передаточного, приводного устройства). В рабочей машине использовались те же орудия, которые раньше применялись в мануфактурном производстве, только теперь они крепятся к телу машины, а не находятся в руках человека. Благодаря этому преодолеваются ограниченные возможности человека в смысле размера и количества одновременно используемых орудий. Это предъявляет новые требования к источнику двигательной силы и передаточному механизму и влечет за собой их революционизацию.
В нынешних условиях одним из главных и перспективных направлений преобразования средств труда является автоматизация, неразрывно связанная с применением управляющих устройств.
Таким образом, глубокие перемены охватывают всю совокупность материально-вещественных факторов производства в их взаимной связи.
3. Принципиальное значение для перемен в технологическом базисе общества имеют его информатизация, выдвижение информационных ресурсов на новый план как главного фактора экономического развития. Это явилось для многих авторов основанием характеризовать современное общество как " информационное ", а экономику как " экономику знаний" или как "экономику, основанную на знании". Вместе с тем сама информатика превращается в крупнейшую отрасль производственной деятельности. По оценкам Министерства торговли США, вклад информационного сектора в прирост ВВП в 1995-1998 годах составлял от 21 до 31%. Достигнутая им рыночная капитализация составляет 20% акционерного капитала США, 18% - Великобритании, 14% - Швеции, 11% - Германии3. Информационные продукты и услуги занимают все больший удельный вес в ВВП и международной торговле.
Колоссальное возрастание роли информации в развитии современного производства обусловлено прежде всего необходимостью применения научных знаний в технике и в технологии, усложнением организации и управления экономикой на различных уровнях, экономической и финансовой конъюнктуры. Но, конечно же, оно стало реальностью благодаря поразительному прогрессу компьютерной и телекоммуникационной техники, позволяющей накапливать, обрабатывать, анализировать и практически мгновенно передавать на сколь угодно большие расстояния огромный объем информации. По мнению авторов книги "Мир на рубеже тысячелетий", роль Всемирной паутины - Интернета по его значению в истории человечества можно сравнить с появлением книгопечатания4.
4. Коренные технологические перемены происходят не только в базовых отраслях экономики, но и в нематериальном производстве, во всей экономической и социальной инфраструктуре общества, торговле, финансах, управлении, культуре, во всем укладе жизни людей.
Общая картина информационно-технологического перевооружения общества была бы неполной без учета роста и совершенствования технического оснащения домашнего хозяйства кухонным оборудованием, уборочной техникой, компьютерами, встроенными в информационные и телекоммуникационные системы. Все это не только облегчает труд, но и придает ему новое качество, расширяет возможности индивидуальной работы на дому ("дистанционный труд"). Возникает новый тип жилья (так называемый "электронный коттедж"), открывающий возможности для деурбанизации образа жизни.
Из сказанного видно, что нынешний процесс смены технологических укладов затрагивает не только сферу материального производства, но и все стороны жизнедеятельности общества. Само понятие материально-технической базы общества приобретает другой смысл, не сводимый к состоянию технологического способа производства материальных благ.
Каковы с этой точки зрения состояние России и ее возможности перехода к современному технологическому способу производства, смены технологического базиса общества?
Созданная в СССР к середине 70-х годов индустриальная база и научно-технический потенциал позволяли начать постиндустриальную перестройку хозяйства. Этот взгляд разделяет и такой авторитет, как Даниел Белл. В 1999 году в предисловии к русскому изданию своего главного труда он пишет, что и сегодня Россия сохраняет такую возможность. "Если бы она достигла внутренней стабильности и избежала разорительных конфликтов и гражданских войн, она была бы готова вступить в постиндустриальный век раньше, чем любая другая страна"5.
Примерно до середины 70-х годов технологическое отставание Советского Союза от развитых стран Запада сокращалось. Это происходило за счет более быстрого наращивания капитальных вложений и основных производственных фондов и их обновления на позднеиндустриальном технологическом уровне. Ввод в действие основных фондов в СССР увеличился в 1970 году против 1960 года в 2 раза, в 1975 году - в 2,8 раза. Общая стоимость производственных основных фондов к 1970 году в сравнении с 1960 годом возросла в сопоставимых ценах в 2,3 раза, а к 1975 году- в 3,5 раза6. Произошло крупномасштабное физическое и техническое обновление производственного аппарата страны, особенно в машиностроении, химической промышленности, работавших на оборонные цели, и других отраслях. На транспорте был осуществлен перевод основных магистралей на электрическую и тепловозную тягу, развернута сеть трубопроводов. Реорганизовано на индустриальных основах жилищно-коммунальное и производственное строительство. Очевидные успехи были достигнуты в области науки и образования.
Конечно, и тогда сказывались ограниченность и односторонность проводившейся экономической политики и командно-волевых методов ее проведения. Безусловный приоритет отдавался оборонному производству и связанным с ним отраслям, где в основном и наблюдался научно-технический прогресс, и уже тогда наметились выходы в постиндустриальные технологии. Техническое перевооружение отраслей и производств велось через централизованные государственные программы за счет выделяемых сверху материальных, научных и финансовых ресурсов. Вне государственных программ производство влачило жалкое существование, работало фактически на износ. В таком положении оказался весь потребительский сектор - легкая и пищевая промышленность, сфера услуг, а также отрасли гражданского машиностроения.
Технологический прогресс в 90-е годы наблюдался лишь по некоторым направлениям, например, в сфере связи с использованием современных телекоммуникационных систем, космических средств, оптоволоконной техники. Происходило насыщение производства, управления, сферы услуг и быта компьютерами, правда, в основном импортными или изготовленными в стране по зарубежным лицензиям с помощью "отвер-точной" технологии. Но и при этом, имея 0,68% мирового компьютерного парка, Россия в 1995 году отставала от развитых стран во много раз, а по количеству компьютеров на душу населения находилась на 34-м месте. На 1 тыс. населения в России было лишь 7 компьютеров против 288 в США, 193 - в Австралии, 168 - в Финляндии, 128 - в Германии, 98 - в Японии7. Технологический прогресс, правда, с явным замедлением, продолжался в авиационной промышленности и ракетно-космической отрасли.
В целом же кривая динамики технологического уровня российской экономики резко пошла вниз. Регрессивные тенденции захватили не только сферы, призванные обеспечить постиндустриальную трансформацию экономики (научные исследования и разработки, микроэлектронику, приборостроение и др.), но и традиционные отрасли обрабатывающей промышленности, прежде всего машиностроение, тяжелую и легкую промышленность, сельское хозяйство.
Эти процессы начали перерастать в прямую технологическую деградацию страны, особенно очевидную на фоне быстрого прогресса развитых стран Северной Америки, Западной Европы, Восточной Азии. На рынке высокотехнологичной наукоемкой продукции доля России составляет только 0,5%, тогда как семь высокоразвитых стран дают 80 - 90%. Они же владеют 46 из 50 макротехнологий, обеспечивающих конкурентоспособность на мировом рынке, причем лидерство держат США- по 20-22 технологиям, Германия - по 8-10, Япония - по 7, Англия и Франция - по 3- 5, Швеция, Норвегия, Италия, Швейцария - по 1-28. Доля расходов на науку в ВВП сократилась с 4% в СССР (высший показатель в мире) менее чем до 1%. По абсолютным размерам расходов на НИОКР Россия уже в 1992 году опустилась на 24-е место в мире, уступая таким странам, как Австрия, Финляндия, Дания, Норвегия.
Удар по научно-техническому потенциалу страны в 90-е годы нанесен сильнейший. Его нельзя оправдать необходимостью рыночных реформ и никакими другими аргументами. Ведь реформы были нужны для ускорения технологического и социального развития, а на деле привели к противоположному результату: исходные условия для технологической перестройки экономики не только не улучшились, а, напротив, резко ухудшились. Весьма характерно, что некоторые приверженцы "шоково-рыночного" варианта трансформации экономики, желая преуменьшить этот ущерб, стремятся выпятить негативные моменты советского научно-технологического наследия, внедрить мысль о том, что Россия должна смириться с положением второсортной или даже развивающейся страны, отказаться от попыток вернуть себе статус великой экономической державы или отодвинуть эту цель в неопределенно далекое будущее.
Представляется, что при всей сложности ситуации, в которой оказалась Россия в результате неадекватного экономического курса, отстраняться ей от процессов постиндустриальной перестройки экономики, происходящей в развитых странах, было бы большой ошибкой. Несмотря на тяжелый ущерб, Россия сохраняет шанс для обновления технологического базиса в обозримые исторические сроки. При этом имеют значение следующие факторы.
Во-первых, Россия унаследовала от Советского Союза преобладающую (не менее 60%) часть производственного потенциала, особенно в самых важных для технического прогресса отраслях. Это относится и к квалифицированным профессиональным кадрам. Что касается НИОКР, то в распоряжении России осталось не менее 70% его союзного потенциала, а в области фундаментальных наук - не менее 80%.
Исторически это объясняется тем, что в большинстве бывших союзных республик научная сфера создавалась заново, на голом месте. И хотя темпы ее развития превышали общесоюзные, выйти на уровень России и Украины они еще не смогли.
Во-вторых, Россия получила от Советского Союза мощную индустриальную базу, в том числе топливно-энергетический, сырьевой и машиностроительный комплексы, разветвленную инфраструктуру, которая создает предпосылку для постиндустриальной модернизации экономики. Пусть эта база сама нуждается в восстановлении и обновлении, но это совсем не та ситуация, при которой все надо начинать с самого начала.
В-третьих, наше отставание в науке, особенно фундаментальной, все же не такое большое, как в производственном и инновационном отношениях. И после сокращения занятых в науке в 90-е годы, в том числе исследователей и разработчиков, примерно вдвое1, Россия остается в группе лидирующих стран по числу исследователей и разработчиков, приходящихся на 10 тыс. экономически активного населения. Их состав пострадал за счет выезда за рубеж, ухода из науки лиц среднего и молодого возрастов, замедленного притока молодежи, ухудшилось материально-техническое и информационное обеспечение исследовательской деятельности, но костяк опытных кадров сохранился. Особенно это относится к академической науке. Живы научные традиции и школы, что позволяет надеяться на быстрое развертывание и повышение эффективности исследований при улучшении финансового положения научных и исследовательских учреждений.
В-четвертых, страна и сейчас располагает серьезными и далеко не полностью используемыми научно-технологическими заделами и возможностями в ряде важных областей. К их числу можно отнести космическую промышленность - создание космических станций, их оборудования и технологий, запуск космических объектов и выведение на орбиту полезных грузов, космическая гидрометеорология и мониторинг природной среды. Россия располагает мощной авиационной промышленностью с 200 предприятий, ОКБ и НИИ, 1 млн. человек персонала, способную выпускать 1 тыс. летательных аппаратов в год. Таким или большим производственным потенциалом обладают лишь США, Германия и Великобритания. Россия уже теперь успешно выступает на мировом рынке по некоторым видам военных самолетов и вертолетов.
Большими возможностями располагает атомная промышленность, особенно в сооружении реакторов, утилизации ядерных отходов. Крупные достижения имеются в области лазерной техники и технологии.
По оценкам экспертов, из 46 макротехнологий, которыми обладают 7 развитых стран, имеющиеся заделы могли бы позволить России достичь приоритетного развития к 2010 году по 6-7, а к 2025 году - по 12-13 макротехнологиям. По 22 критическим технологиям из 70 Россия может выйти на мировой уровень за 5-7 лет9.
2. СТРУКТУРНЫЕ СДВИГИ РАЗВИТИЯ
Одной из важнейших сторон процесса постиндустриальной трансформации экономики выступают глубокие сдвиги в ее структуре. Они тесно связаны с изменениями в уровне и характере потребностей людей и общества, в сравнительной роли факторов экономической динамики и, конечно же, со сменой технологического базиса.
Фундаментальное значение имеет коренной сдвиг в соотношении между производством материальных и нематериальных благ в пользу вторых. Производство материальных благ продолжает увеличиваться, но создание нематериальных благ начинает расти опережающими темпами и доминировать в народном хозяйстве и удовлетворении потребностей общества.
Во второй половине 80-х годов в общих рамках экономической реформации была предпринята попытка переломить негативные структурные тенденции в народном хозяйстве. Изменено соотношение темпов роста двух подразделений: впервые за многие десятилетия производство предметов потребления в течение ряда лет росло быстрее производства средств производства. В центр внимания выдвинута "триада" - легкая, пищевая промышленность и сфера услуг, увеличены объемы жилищного строительства. Начали осуществляться программы модернизации гражданского машиностроения, конверсии военного производства. С 1988 по 1991 год ассигнования на закупку вооружений в реальном исчислении снижены на 29%. Производство танков за эти годы уменьшилось в 2,1 раза, боевых самолетов - в 1,8 раза, артиллерийских орудий - в 2,9 раза, боевых машин пехоты и бронетранспортеров - в 4,2 раза10.
Это была линия на постепенную и планомерную модернизацию структуры экономики с помощью активной государственной политики. Развал Союза, переход к шоково-рыночной терапии прервали этот процесс и придали структурным сдвигам принципиально иную направленность. Пагубное влияние на него оказало резкое открытие внутреннего рынка для внешней конкуренции при фактическом невмешательстве государства в структурные перемены.
Данные об изменении структуры производства в этот период с точки зрения соотношения материальных благ и услуг приведены в табл. 1.
Таблица 1
Структура производства валового внутреннего продукта России11
(в текущих ценах, в процентах к итогу)
1991 г. 1992 г. 1995 г. 1997 г. 2001 г. Валовой внутренний продукт 100 100 100 100 100 из него производство товаров 60,5 46,2 41,3 39,4 38,6 производство услуг 32,6 52,0 50,9 51,9 49,2 чистые налоги на продукты 6,9 1,8 7,8 8,7 12,2
На первый взгляд, структурные перемены ВВП в 1992-2001 годах отвечали мировым тенденциям: доля товаров падала, а доля услуг росла. В 1992 году вторая превысила первую. Приверженцы радикал-либерализма не прочь выдать их за положительный результат своей политики. На самом же деле за этими цифрами стоят не позитивные, а сугубо негативные процессы, связанные с сильнейшим экономическим кризисом и деградацией национальной экономики.
Падение доли товароматериальной части ВВП произошло в России в отличие от Запада не на основе абсолютного возрастания производства услуг и повышения их качества, а вследствие резкого и глубокого экономического кризиса. Объем промышленного производства упал к середине 90-х годов вдвое, сельского хозяйства - на треть. Численность занятых в промышленности уменьшилась на 8 млн., т.е. на 12%, в строительстве - на треть и только в сельском хозяйстве почти не изменилась. Доля услуг в ВВП столь быстро возросла по причине более медленного сокращения этой сферы в сравнении с падением производства материальных благ. Рост численности занятых произошел только в торговле и финансовой сфере; в образовании, здравоохранении, в жилищно-коммунальном и бытовом обслуживании населения она осталась примерно на том же уровне, а в науке и научном обслуживании сильно сократилась. Объем и качество публичных услуг здравоохранения и образования снизились в связи с сокращением бюджетных ассигнований на эти цели. Несоответствие сферы услуг современным критериям стало еще большим, чем в советское время.
Характерно, что в 1999-2001 годах в связи с начавшимся оживлением материального производства его доля в ВВП вновь поднялась, а доля услуг упала, и вполне вероятно, что этот процесс будет иметь продолжение до восстановления докризисного уровня производства.
Усилились структурные перекосы и в материальном производстве. В условиях открытого рынка единственно конкурентоспособной и востребованной оказалась часть "первичного сектора" - добыча нефти и газа, минерального сырья, заготовка леса, а также часть "вторичного сектора", представленная переработкой топлива и сырья (нефтепереработка, химия и нефтехимия, металлургия, лесопереработка и целлюлозно-бумажная промышленность).
Объем производства в этих отраслях сократился в наименьшей степени по первичным энергоресурсам - на треть, в т.ч. по газу - на 6%, по электроэнергии - на четверть. В то же время в машиностроении производство сократилось на две трети, причем в наибольшей степени это коснулось продукции с высокой степенью обработки - станков с программным управлением, персональных ЭВМ, радиоприемных устройств, телевизоров, видеомагнитофонов, современной бытовой техники, а также машин для сельского хозяйства12.
Сельское хозяйство, не завершившее еще процесс индустриализации и лишенное государственной поддержки, оказалось в тяжелейшем положении. На треть сократилось производство сельхозпродукции, выведены из оборота огромные массивы сельхозугодий, катастрофические масштабы приобрел сброс поголовья скота. Упали урожайность всех культур и продуктивность животноводства, производительность труда. Нерентабельным в большинстве случаев стало не только крупное производство, но и едва возникшее фермерское хозяйство.
Примерно такая же тяжелая картина сложилась в пищевой промышленности, а легкая промышленность практически полностью встала. Потребительский рынок страны оказался более чем наполовину во власти импорта. Данные обо всем этом приведены в первой главе книги.
Лишь в одном аспекте обвальные структурные перемены заслуживают, казалось бы, позитивной оценки. Это - сокращение объема и удельного веса оборонного производства. Однако при более тщательном анализе и здесь обнаруживаются грубые просчеты и их негативные последствия.
Этот "структурный сдвиг" осуществлен в 1992 году с помощью многократного механического сокращения военного заказа. В результате нанесен труднопоправимый удар по самой высокотехнологичной сфере производства и научно-техническому потенциалу страны, тогда как надо было обеспечить постепенную переориентацию оборонного производства на гражданские цели. Его обвальное падение явилось одним из главных факторов дезорганизации производства и внутреннего рынка. Утрачены прежние позиции и на внешних рынках вооружений. Это была одна из самых крупных ошибок ельцинско-гайдаровского руководства.
Можно с полным основанием утверждать, что в 90-е годы осмысленной структурной политики у российского руководства вообще не было. Исходили из того, что надо минимизировать роль государства, как можно быстрее приватизировать производство, дать простор для конкуренции, открыв для нее и внешние границы, и "невидимая рука рынка" сделает все, что нужно для формирования эффективной экономики. На деле же получился прямо противоположный результат.
На первом этапе - этапе выхода из кризиса - предстоит восстановить более или менее нормальное функционирование экономики и докризисный уровень доходов населения. Это относится, в первую очередь, к таким отраслям вторичного сектора, как машиностроение, легкая и пищевая промышленность. Его удельный вес в ВВП в течение 2-3 лет может даже возрасти.
Пожалуй, наиболее болезненная структурная проблема относится к первичному сектору - сельскому хозяйству. Чтобы достичь современного уровня потребления продуктов питания населения, повысить долю отечественного производства в товарных ресурсах продовольствия хотя бы до 85-90%, нужно не менее чем вдвое увеличить производство конечной продукции сельского хозяйства. А чтобы достичь этого при уменьшении доли работающих в сельском хозяйстве до 8-10% общей численности занятых, нужно повысить производительность труда в нем в 4-5 раз.
Совершенно очевидно, что такая задача неразрешима в короткие сроки. Она требует комплексных мер - не только вливания крупных финансовых ресурсов, но и устранения ножниц цен, расширения и удешевления кредитов, увеличения прямых инвестиций в сельское хозяйство и его инфраструктуру, сельхозмашиностроение и т.д. и, конечно же, - решительного перехода к эффективным конкурентно-рыночным формам ведения сельского хозяйства. Наш мучительный опыт говорит о том, что само по себе ни то, ни другое, ни третье в отдельности не может привести к успеху. И уже на первом этапе должно начаться осуществление реальных мер во всех направлениях.
По мере выхода из кризиса в среднесрочной программе и в долгосрочной перспективе структурные сдвиги в российской экономике могут все более полно основываться на общемировых тенденциях постиндустриализма.
3. РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА И ГОСУДАРСТВО
История не подтверждает концепцию государства только как продукта классовых противоречий и орудия классовой борьбы. Эта односторонняя концепция была продиктована идеологическими мотивами, стремлением обосновать свержение господства буржуазии и установление диктатуры пролетариата.
Верно, что на протяжении всей истории вокруг овладения государственной властью постоянно шла острая борьба между классами, сословиями, региональными группировками, семейно-родственными кланами, отдельными амбициозными личностями, в которую нередко вмешивались и внешние силы. С их стороны всегда существовало стремление использовать государственную власть в узкокорыстных целях, выдав их за общие интересы.
В СССР государство осуществляло тотальное управление всеми процессами производства, распределения, обмена и использования общественного продукта. Через систему материально-технического снабжения и государственные цены оно полностью контролировало движение натурально-вещественных ресурсов, а через бюджет, финансы отраслей и предприятий - и денежных потоков. Основной массив накоплений изымался в централизованное распоряжение государства или отраслевых министерств, а использование оставшейся у предприятия их части (равно как и амортизационного фонда) жестко регламентировалось.
Доведенные до крайности черты государственной экономики подрывали стимулы для продуктивного труда, закрывали простор для предпринимательства, инновационной активности, эффективного использования ресурсов, порождали иждивенчество, безответственность и безынициативность, всесилие государственно-хозяйственной элиты, сросшейся с партийным аппаратом. Такой тип экономики и общества, такая роль государства в них оказались серьезнейшим препятствием для перехода к постиндустриальной экономике.
Реформы должны были решить у нас, по крайней мере, три задачи. Во-первых, обеспечение идеологического плюрализма, условий для состязания идей, свободы научной мысли и художественного творчества, отказ от принудительного насаждения одной идеологии с применением государственных методов воздействия.
Во-вторых, демонтаж тоталитарной политической системы, обеспечение подлинной выборности, разделения властей, демократического контроля за государственными органами, свободы деятельности политических сил и партий.
В-третьих, переход от командной, директивно управляемой государством экономики к современному, социально ориентированному рыночному хозяйству с определенными регулирующими функциями государства.
По первым двум направлениям общество уже к концу 80-х годов определилось, можно сказать, необратимо, хотя на практике и в дальнейшем в 90-е годы сказывалось стремление политических сил, находящихся у кормила политической власти или борющихся за ее овладение, воскресить господство одной идеологии. Усилились авторитарные тенденции, тяга к бесконтрольности исполнительной власти.
Что касается экономической роли государства, то здесь столкнулись два диаметрально противоположных подхода. Один из них предусматривал постепенное разгосударствление большинства предприятий и их приватизацию с целью повышения эффективности работы и адаптации к рыночным условиям, создание рыночной инфраструктуры и сильнодействующих рыночно-конкурентных стимулов развития производства при сохранении в руках государства возможности прямого и косвенного воздействия на жизненно важные сферы экономики и социальные процессы, накопление и потребление, осуществление структурно-технологических перемен13.
Другой подход предполагал уход государства из экономики или, по меньшей мере, минимизацию его роли в ней; "революционное", разовое разрушение командной экономики путем повальной приватизации госсобственности, рассматриваемой как самоцель; упование на всесилие "невидимой руки рынка" и сведение роли государства к функциям ночного сторожа. И все это аргументировалось необходимостью вернуть страну на "естественный" путь развития, по которому идут развитые страны Запада, со ссылками на их опыт.
Нетрудно видеть, что второй подход апеллирует к тому, от чего уже ушло или ухолит западное общество, игнорирует реальность его переходного состояния, исходит из представлений XIX или, во всяком случае, первой половины XX столетия. Он не учитывает и традиции российской экономики, складывавшиеся веками и отразившие специфику страны с ее огромной территорией, гигантским разнообразием природно-географических, экономических и социальных условий различных регионов, этноконфессиональных особенностей населяющих ее народов, сочетанием западных норм общественной жизни с восточным менталитетом. В силу этих причин в России государство всегда играло значительно большую роль в экономике, чем в западном мире. К сожалению, с конца 1991 года в осуществлении экономических преобразований возобладал второй подход, не отвечающий ни современным мировым тенденциям, ни специфическим особенностям российской экономики и роли в ней государства. Разгосударствлению собственности и хозяйства был придан характер идеологизированной и политизированной кампании, преследующей цель как можно быстрее осуществить ее тотальный передел. В течение менее двух лет примерно 70% государственного имущества в виде производственных фондов перешло в руки новых собственников. Но в подавляющем большинстве случаев это не были стратегические инвесторы. Изменился титул собственности, а реальных перемен в технологии, организации и управлении применительно к рыночным отношениям не произошло. Приобретение крупных пакетов акций рассматривалось новыми владельцами зачастую как чисто спекулятивная сделка, рассчитанная на более выгодную перепродажу акций.
С повальной приватизацией был тесно связан и поспешный беспорядочный демонтаж системы государственного управления экономикой: шоковая либерализация цен, единовременное сокращение более чем наполовину госзаказа на оборонную продукцию, открытие национального рынка для внешней конкуренции, резкое уменьшение госинвестиций и т.д. Фактически государство отказалось от проведения структурной и научно-технической политики, от активного воздействия на инвестиционно-амортизационный процесс.
Российское руководство упорно вело курс на уход государства из реальной экономики, ограничение его роли монетаристскими методами косвенного регулирования, превзойдя в этом отношении своих западных "учителей". Административно-командная система управления экономикой была в основном разрушена, но механизм рыночного регулирования не был создан. При отсутствии полноценной рыночной среды и реальных рыночных контрагентов государство, уходя из экономики, делегировало управленческие функции "в никуда".
В итоге на всех уровнях российской экономики образовался колоссальный "вакуум управления", и эта зияющая пустота стала быстро заполняться мафиозно-теневыми связями и отношениями, нравами и обычаями дикого капитализма, для которого характерны стремление отхватить "лакомые куски" общественного пирога, нажиться за счет чисто спекулятивных операций типа пресловутой пирамиды, обмана и вымогательства. Личностные, кланово-земляческие отношения сомкнулись с мафиозными структурами. Судебно-арбитражные методы разрешения хозяйственных споров подменены скандальными разборками, вплоть до физического устранения конкурентов.
Нельзя не отметить и такой парадокс. Провозглашение ухода государства из экономики не помешало властям на полную мощь использовать силу государства для радикального разрушения существующей системы и расчистки пространства для дикого капитализма и первоначального накопления. На этой почве пышным цветом расцвела коррупция, образовалась система тесных связей олигархов с государственными органами на всех уровнях - от федерального до муниципального. Именно благодаря этим связям посредством занижения оценок приватизируемых объектов, залоговых аукционов, предоставления прав экспортеров, импортных, налоговых и других льгот, прокручивания бюджетных средств "уполномоченными банками", не говоря уж о прямом их расхищении при попустительстве государственных органов, происходило в России "первоначальное накопление капитала".
Без активной роли государства экономику России не вывести на траекторию устойчивого роста и, тем более, невозможно осуществить постиндустриальную перестройку экономики. Нужен двуединый процесс: с одной стороны, движение к современным механизмам рыночного саморегулирования, создание конкурентной среды, полнокровных рынков товаров, капитала, труда, недвижимости, ценных бумаг, интеллектуальной собственности, разветвленной рыночной инфраструктуры. С другой стороны, необходима выработка с учетом мирового опыта оптимальных для страны форм и методов государственного регулирования. Это должно означать не возврат к прежним функциям государства в командной экономике, а становление его новой роли в рыночной экономике постиндустриального типа.
Корректировка и усложнение экономической роли и функций государства в рыночной экономике придают чрезвычайную важность борьбе за преодоление бюрократизма и коррупции в государственном аппарате в центре и на местах, его сращивания с теневой экономикой и мафиозными структурами, криминализации системы экономических отношений.
Первостепенное значение приобретают разработка системы нормативов во взаимоотношении государственного аппарата и хозяйствующих субъектов, возможно более полный переход от разрешительного к регистрационному порядку получения прав на ту или иную деятельность, широкое применение системы открытых аукционов и конкурсов при выделении лицензий, распределении заказов, выдаче выгодных кредитов, предоставлении льгот. Конечно же, необходимы и ужесточение мер ответственности за действия государственных управленческих структур и работников аппарата, повышение их квалификации и оплаты.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Итак, в условиях современной фазы циклического развития России этих условиях крайне необходима выработка эффективной стратегической политики, включающей в себя меры по мобилизации источников капитальных вложений, выстраивание системы приоритетов и механизмов социально-экономического развития, разработку национальной экономической программы.
Предстоит, прежде всего, восстановить докризисный объем инвестиций, сократившийся за 90-е годы в 4 раза, а затем еще как минимум удвоить его. То есть речь идет об увеличении инвестиций на целый порядок. Совершенно очевидно, что такой рост инвестиций может быть обеспечен в основном за счет внутренних накоплений и лишь на основе оживления экономики, повышения доходов товаропроизводителей и сбережений населения. Особое значение в этой связи приобретают мобилизация рентных доходов, связанных с добычей, переработкой и реализацией на внешнем рынке природных ресурсов, и направление их в первую очередь на инвестиционные цели.
Немалую роль может сыграть репатриация капитала, утекшего в той или иной форме из страны за последние годы, по крайней мере, той его части, которая лежит на счетах в зарубежных банках, вложена в ценные бумаги и имущество с высокой степенью ликвидности.
Что касается привлечения иностранного капитала в технологическое обновление российской экономики, то оно, конечно, крайне желательно, особенно на первом этапе, не только с чисто финансовой точки зрения, но и в смысле использования передовой зарубежной технологии и менеджмента. Однако привлечение иностранного капитала не может решить главных наших проблем. Западные корпорации и правительства осуществляют здесь достаточно жесткий контроль.
Приоритетным направлением инвестиций, безусловно, являются высокие технологии и наукоемкие производства. Но на первом этапе возможности инвестирования в них будут ограниченными в связи с необходимостью определенных затрат для приведения в действие простаивающих предприятий и поддержки первоначального импульса оживления экономики. В первую очередь потребуется в 3-4 раза увеличить затраты на сферу науки, чтобы остановить тенденцию к ее распаду и обеспечить нормальную деятельность. Незамедлительные меры нужны для восстановления и обновления производственной инфраструктуры. В дальнейшем по мере расширения источников накопления можно было бы увеличивать размах инновационной деятельности, направленной на постиндустриальную модернизацию экономики.
Принципиальную важность имеет выработка механизма осуществления инвестиционной политики. Безусловно, необходимо открыть простор для конкурентно-рыночных стимулов технического прогресса. На основе рыночных методов, с помощью банковско-кредитной системы, фондовых рынков может аккумулироваться, распределяться и использоваться основная масса инвестиционных ресурсов. Но как показывает опыт и как это принято в современной экономической теории, без активной роли государства инвестиционный механизм обойтись не может.
Перед лицом коренных технологических преобразований роль Российского государства особенно важна. Это и прямое финансирование через госбюджет, и внебюджетные фонды крупных научно-технологических программ, фундаментальных исследований. Это и создание максимально благоприятных условий для инновационной деятельности в негосударственном секторе - от крупных корпораций до среднего и малого бизнеса. Это и антимонопольное законодательство, включая контроль за его исполнением, активная амортизационная и налоговая политика, льготные банковские кредиты и таможенные тарифы и т.д.
Все это позволит переломить негативные тенденции в технологическом развитии страны и обеспечить ее положительную динамику, постепенное преодоление отставания от развитых стран с перспективой выхода на постиндустриальный уровень.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Андрианов В.Д. Россия. Экономический и инвестиционный потенциал. - М.: Экономика, 1999.
Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. - М., Владар, 1993.
Маевский В. И. Эволюционная теория и неравновесные процессы. // Экономическая наука современной России. - №4. - 1999.
Медведев В.А. Перед вызовами постиндустриализма: Взгляд на прошлое, настоящее и будущее экономики России. - М.: Альпина Паблишер, 2003.
Мир на рубеже тысячелетий. - М.: Новый век, 2001.
Народное хозяйство СССР в 1985 году. - М.: Финансы и статистика", 1986.
Путь в XXI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики. М.: Экономика, 1999.
Российский статистический ежегодник. 2001 г.
Российский статистический ежегодник. 2002 г.
Россия-2015: оптимистический сценарий /Под. ред. акад. Л.И. Абалкина. - М., 1999.

1 Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. - М., Владар, 1993. Гл. 5. 2 Маевский В. И. Эволюционная теория и неравновесные процессы. // Экономическая наука современной России. - №4. - 1999. - С. 27-34. 3 Мир на рубеже тысячелетий. - М.: Новый век, 2001. С. 123. 4 Там же. С. 29. 5 Даниел Белл. Предисловие к русскому изданию книги "Грядущее постиндустриальное общество", CXXXI. 6 Народное хозяйство СССР в 1985 году. - М.: Финансы и статистика", 1986. С. 37, 49. 7 Андрианов В.Д. Россия. Экономический и инвестиционный потенциал. - М.: Экономика, 1999. С. 123-124. 8 Путь в XXI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики. М.: Экономика, 1999. С. 360. 9 Россия-2015: оптимистический сценарий /Под. ред. акад. Л.И. Абалкина. - М., 1999. С. 77. 10 Из послания Президента СССР главам государств "семерки" в июле 1991 года 11 Российский статистический ежегодник, 2002. С. 280; Данные за 1992 г. из ежегодника 2001 г. С. 280. 12 Медведев В.А. Перед вызовами постиндустриализма: Взгляд на прошлое, настоящее и будущее экономики России. - М.: Альпина Паблишер, 2003. С. 231-232. 13 Медведев В.А. Перед вызовами постиндустриализма: Взгляд на прошлое, настоящее и будущее экономики России. - М.: Альпина Паблишер, 2003. С. 353. 2

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Всеобщая история государства и права
 Правоотношения родителей и детей в Римском обществе
Ваши отзывы
Подтверждаю получение заказа по менеджменту. Спасибо за хорошую работу.
Corsar

Copyright © www.refbank.ru 2005-2018
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат www.refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.